Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Фильм Ричарда Аттенборо «Ганди»
хорош, как минимум, двумя аспектами.
Во-первых, демонстрацией того, как именно следует вызывать симпатию к главному герою. Не секрет, что Ганди – фигура в мировом общественном мнении более чем раскрученная и уже по одному этому обстоятельству вызывающая скепсис и недоверие: слишком много таких вот пророков и святых породило наше секуляризированное время.
Именно поэтому так важно переломить это отношение зрителя, который уже слышал о Ганди разные восторженные отзывы, но не проникся ими, а, напротив, настроил себя заранее антипатично: «Очередной культ личности – только на индийском материале».
И создатели фильма с этой проблемой блестяще справляются, сумев полностью перевернуть наги ожидания. Вместо человека масштабного, могучего, живого памятника самому себе – Махатма Ганди! – перед нами вдруг оказывается задротский задрот, приехавший из Лондона в Южную Африку по каким-то адвокатским делам.
Мало того, что Ганди не производит впечатления своим внешним видом – худенький, низенький индус, которого легко перешибить соплёй – так он ещё и больной на всю голову. Британские колонии в Южной Африке – это территория с особым режимом, где общеимперские законы либо не действуют, либо существенно корректируются.
Но Ганди – вот наивный дурак – этого не понимает и вещает о легальности, о законопослушности, пытается устыдить власти, нарушающие гражданские права, словом, ведёт себя как человек не от мира сего.
Ему прямо объясняют: «Пойми, наивный ты человек, здесь Южная Африка, не Англия. Это ты в у себя Лондоне можешь жаловаться и апеллировать к правовым нормам. Здесь тебя просто закатают в три секунды, и даже имени не сохранится. Про Кущёвскую станицу слышал? Так вот здесь – ещё хуже».
И ты поначалу, естественно, разделяешь эту снисходительность и сожалительное презрение по отношению к Ганди: «Ничего, парень, когда тебе рога обломают, что ты запоёшь?» И ждёшь, что Ганди, быстро обломавшись, уедет назад в Лондон, на чём всё и завершится.
Но Ганди – этот ботаник, хиляк и блаженный – словно ничего не видит вокруг себя и прёт, как танк, не сообразуясь с местными понятиями. «Чувак, так никто здесь не делает!» «Я делаю». И постепенно у него не просто начинает получаться, более того, он принимается нагибать Систему, заставляя с собой считаться.
Это даётся, разумеется, непросто: избиения, аресты, произвол полиции; но само превращение вчерашнего задрота со смешным акцентом в политическую фигуру, в лидера, за которым идут люди, в занозу, на которую вынуждены обращать внимание и местный губернатор и имперское правительство, – производит поразительное впечатление.
И, естественно, теперь отношение к личности Ганди, к главной его идее ненасильственного сопротивления, которая казалась типичным модным учением пресыщенного общественными доктринами Запада, жадного до экзотики, меняется кардинально: за этим действительно нечто стоит, и стоит – важное, не подверженное сезонному капризу.
Во-вторых, тот же фильм даёт намёк на то, как именно горстке англичан удавалось держать в повиновении 350-миллионную Индию, субконтинент, превосходивший и численностью населения, и размерами метрополию.
Казалось бы, никаких войск не должно хватить, чтобы просто нанести поражение жаждущим независимости индийцам, тем более сохранять их в покорности. Однако, как выясняется, у колонизаторов было своё секретное оружие, позволявшее им это делать. Какое?
Итак, перебравшийся в Индию из Южной Африки Ганди прибывает в одну из провинций, где свирепствует голод, вызванный поборами землевладельцев. На перроне Ганди встречают несколько тысяч человек – плотные ряды полуголых бедняков занимают всё пространство станции.
К вышедшему из поезда Ганди пробиваются два британских полицейских – офицер и нижний чин. Британцы торопятся и криками освобождают себе проход. Добравшись до Ганди, офицер требует от того убраться, угрожая в противном случае арестом.
Ганди – своим обаянием – смущает и разоружает офицера и получает позволение остаться. Британцы разворачиваются и так же грубо пробиваются, сквозь бесконечные ряды, назад. Ганди ходит по деревне и выслушивает жалобы голодающих.
Что здесь любопытно? На несколько тысяч индийцев всего два британских полицейских, и эти двое совершенно не боятся толпы, даже в мыслях не допуская, что это людское море вдруг взбунтуется, потому что тому же Ганди, например, достаточно одного щелчка, чтобы собравшийся народ просто разорвал британцев – до того, как они успеют вытащить оружие, впрочем, совершенно в данном случае бесполезное.
Но британцам это не приходит в голову, более того, они, вместо того, чтобы аккуратно слиться, пока толпа не рассосётся сама, отправляются в самую её глубь и провоцируют Ганди на сопротивление и мятеж, обещая немедленный арест.
Со стороны это кажется самоубийственным и удивительным, но в основе этой безумной отваги лежит абсолютная уверенность в собственном превосходстве, полное сознание своего право командовать и господствовать, та невыразимая словами гордость, перед которой невозможно не отступить.
«Индия принадлежит нам. Иначе и быть не может. А потому, что столпились? Немедленно разойтись». Это ощущение и есть то секретное оружие, позволявшее, как сообщается в картине, ста тысячам англичанам удерживать то, что сейчас поделено между Пакистаном, Республикой Индия и Бангладешем.
Эта имперская закваска, когда прежде материальной победы одерживается победа духовное, есть крайне полезное свойство, культивировать которое имеет прямой смысл: Крым принадлежит нам безусловно и навсегда, никакие юридические аргументы (Будапештский меморандум и т.п.), никакие слезливые жалобы украинцев, никакие угрозы будущими карами и неизбежным массовым покаянием не должны смущать слух.
Имперская нация не боится ответственности и борьбы.
Tags: Азия
Subscribe

  • (no subject)

    Перефразируя великих. Когда я слышу слово "толерантность", рука сама тянется к нагайке.

  • (no subject)

    Экстенсивное развитие средств коммуникации, приводящее к возникновению такого феномена, как «социальные сети», просто обязано внести изменения в…

  • (no subject)

    Как должен называться роман о жизни профессионального бармена? «Мастер и «Маргарита».

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments