Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
Трилогия Эльдара Рязанова
о Борисе Ельцине («День в семье Президента», «Мужской разговор», «Мужской разговор-2»), до подробного с ней ознакомления, провоцировала на хлёсткие рассуждения о сервильности отечественной интеллигенции, готовой вылизывать любую власть только потому, что она власть.
Я уже было занёс ком грязи, чтобы швырнуть на могилу Эльдара Александровича, но, заставив себя пересмотреть все фильмы, вынужден был существенно скорректировать своё мнение о покойном режиссёре.
Первая лента наименее интересна и представляет собой разминку перед главной, второй частью, распадаясь на весьма комплиментарные съёмки Наины Иосифовны возле тропарёвской церкви, по дороге домой, в квартире и недолгую беседу с Ельциным за чашкой чая в обнимку с внучками.
Всё это снималось 17 апреля 1993, т.е. за неделю до, без преувеличения, судьбоносного референдума («Да – да – нет – да»), и имело целью понудить электорат поддержать и самого Бориса Николаевича (первое «да»), и проводимый им экономический курс (второе «да»). Судя по результатам референдума, Рязанов старался не напрасно: люди оценили этот день в президентской семье.
Вторая лента снята через полгода (скорее всего, 6 ноября 1993), т.е. после октябрьских событий, а также во вторую годовщину получения Ельциным чрезвычайных полномочий и начала радикальных российских реформ.
Последнее обстоятельство имеет значение, поскольку позволяет предварительно оценить итоги развития России без ссылок на то, что ещё слишком рано и цыплят по осени надо считать: как раз – осень в прямом и переносном смысле.
Признаюсь, я, начиная смотреть вторую серию, не ожидал от Рязанова ничего хорошего, предполагая, что он, как и в первой части, будет работать на поддержания имиджа Ельцина, снабжая того удобными вопросами.
Однако я жестоко ошибся. Рязанов, умело выбрав роль преданного поклонника Президента, который целиком стоит на его стороне, а потому имеет право говорить в глаза то, что думает, совершенно себя не стесняя, очень быстро свернул с облизывания, принявшись гонять Ельцина как сидорову козу.
Неприятный вопросы сыпались градом: «Почему демократы очень быстро переродились?», «Зачем Вы перебрались в бывшую дачу Горбачёва?», «Будет ли запрещена в России коммунистическая идеология, как это было с нацистской в Германии?», «Отчего столько указов отзывается и отменяется?», «Почему Вы не хотите объясняться в своих действиях – как это было, например, с обменом купюр летом?», «Зачем Вы так долго молчали и не выступили в ночь с 3 на 4 октября, когда мы так ждали Вашего слова?»
Ельцину приходилось туго, чувствовалось, что он злился, но сдерживался, лишь иногда позволяя себе огрызнуться. А Рязанов, не снимая маски оголтелого ельциниста, который всем сердцем переживает за судьбу преобразований, продолжал прессовать Президента, всё глубже заталкивая того в угол.
Финальным ударом стал вопрос о том, почему, в отличие от августа 1991, когда погибло только трое, Ельцин выступил с покаянной речью перед нацией, а сейчас, когда жертв в десятки раз больше, он промолчал.
«Мне нечего ответить». Ельцин замолчал. Повисла нехорошая пауза. Рязанов понял, что перегнул палку, морально раздавив Президента на глазах у всей страны, и тут же перешёл к оживляжу – про любимые книжки и прочий позитив. Ельцин оправился, заулыбался, немного отошёл, но мрачное впечатление от его растерянности это уже перебить не могло.
Чтобы, по-видимому, оставить последнее слово за Ельциным, была снята третья часть: в отличие от предыдущей, разговор проходил 9 ноября в Кремле, Президент был в костюме, излучал уверенность и вообще был настроен на доминирование.
Но и тут Рязанову, который опять прикидывался большим роялистом, чем сам монарх, удалось доставить своему визави несколько неприятных минут. И когда Ельцин неумело объяснялся, отчего было решено перекупить колеблющихся депутатов Верховного Совета (Рязанова покоробили грязные методы).
И когда Президенту пришлось доказывать, что принятие Конституции народом, который её не знает, лучше, чем профессиональным парламентом, потому что весь текст изучать не надо, достаточно пары глав.
И когда Ельцин понёс совершенную пургу, пытаясь объяснить паралич государственной власти с 3 на 4 октября, исчезновение милиции и прочих правоохранителей с улиц, едва не обернувшееся погромами и беспорядками по всей столице.
Ельцин перебил Рязанова и принялся юлить, доказывая, что все были на своих местах и вообще сработали в ту ночь чётко, попутно раскрывая убийственные подробности ввода войск, когда у руководства Министерства обороны не было уверенности в лояльности своих частей.
Т.е. чем больше Президент убеждал нас, что он контролировал положение и ничто его власти не угрожало, тем крепче становилось подозрение, что ту октябрьскую ночь он пережил просто чудом и объявленный Гайдаром сбор у Моссовета, значение который Ельцин пытался принизить, стал одним из ключевых факторов поражения Руцкого и Хасбулатова…
Насколько я знаю, больше Рязанов интервью у Ельцина не брал – и слава Богу. Если абсолютно лояльный человек, не повышая голоса, не переходя на личности, не проявляя враждебности, способен так раздеть Президента перед многомиллионной аудиторией по итогам, в общем, победного 1993 года, то что останется от Ельцина, если ему придётся вести «Мужской разговор» по итогам года следующего?
Успех ЛДПР на парламентских выборах, уход Гайдара из правительства, амнистия для лидеров Октября-93, отставка генпрокурора Казанника, выборы пророссийского президента в Крыму, завершение ваучерной приватизации, МММ и другие пирамиды, дирижирование в Берлине, инцидент в Шенноне, «чёрный вторник» (после того, как Ельцин обещал подъём экономики в 1994), пленные российские военнослужащие в Грозном, контртеррористическая операция в Чечне, – одного перечисления первых приходящих на ум тем достаточно, чтобы понять, что больше никаких свободных интервью Ельцин давать не будет.
Потому огромное спасибо Рязанову за то, что он успел сделать, пока окошко ельцинской разговорчивости было открыто.
Tags: Медиа
Subscribe

  • (no subject)

    Перефразируя великих. Когда я слышу слово "толерантность", рука сама тянется к нагайке.

  • (no subject)

    Экстенсивное развитие средств коммуникации, приводящее к возникновению такого феномена, как «социальные сети», просто обязано внести изменения в…

  • (no subject)

    Как должен называться роман о жизни профессионального бармена? «Мастер и «Маргарита».

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments