Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Одной из важных задач,
решить которую предстоит наследникам Ельцина, это – развести в общественном сознании Бориса Николаевича и Бориса Абрамовича. Задача действительно сложная, поскольку стереотип окружающей больного Ельцина камарилье, самым ярким участником которой был именно Березовский, закрепился достаточно плотно.
Однако ригидность общественного сознания – это только первая половина беды, вторая заключается в том, что никаких оригинальных контрходов, кроме упрямого отрицания, у ельцинских наследников нет.
Типичный образчик – прямая речь Валентина Юмашева: «…это полная ерунда и враньё. Борис Николаевич встречался в своём кабинете с Березовским в лучшем случае раза три. Он его не очень понимал, не чувствовал. Поэтому он ему и не нравился».
Т.е. отношения с Березовским – это незначительный эпизод и, самое главное, короткий. Однако, если обратиться к фактам, обнаружится, что Ельцин с Березовским – это отнюдь не чужие друг другу люди.
Первый зафиксированный контакт – рубеж 1993-94, когда Борис Абрамович хлопотал об издании второй книги мемуаров Ельцина «Записки Президента» на территории России. Потом Березовский стал членом закрытого Президентского клуба, учреждённого Борисом Николаевичем сугубо для своих, куда попасть можно было только по рекомендации и даже членов правительства принимали туда со скрипом.
Далее было акционирование Первого канала и создание ОРТ, когда Березовскому приходилось выходить на Кремль, предлагая сначала хитрую схему совместного владения негосударственным пакетом, а потом получая этот пакет в полное владение за долги телекомпании.
Также есть сведения, что Ельцин приезжал к Березовскому в гости в его Дом приёмов «Логоваза» на Новокузнецкой, знаменитый Клуб, где, в частности, решалась судьба страны в ночь с 19 на 20 июня 1996, когда в отставку был отправлен Коржаков.
Про вторые выборы Ельцина особо распространяться не станем: Березовский участвовал в продавливании Бориса Николаевича наряду с другими олигархами, хотя – даже на фоне коллективных усилий – его заслуги, например, в деле подтягивания Лебедя в качестве тайного союзника, заметно выделяются.
Но всё вышеуказанное меркнет по сравнению с прямым привлечением Березовского на государственную службу, причём не один, а целых два раза. Первый поход, когда Борис Абрамович стал заместителем Секретаря Совета Безопасности, ельцинские симпатизанты списывают на Анатолия Чубайса.
Мол, тогдашний глава президентской Администрации выкрутил Ельцину руки, чтобы тот назначил Березовского в Совбез потому, что у человека, который взял на себя контакты с фактически отпущенной на волю Чечнёй, должен был официальный статус и серьёзная должность.
Пусть так: в первом появлении виноват Чубайс. Но дальше – куда интереснее. Спустя год тот же Чубайс и Борис Немцов, оба уже в качестве первых вице-премьеров, добились изгнания Березовского из Совбеза, причём изгнания скандальным образом – не президентским указом, а простым распоряжением.
Казалось, на Борисе Абрамовиче в кремлёвских коридорах можно поставить крест: известно, что для Ельцина человек как политик, как государственный деятель умирал один раз и навсегда. Но менее чем через полгода Березовский становится Исполнительным секретарём СНГ. Как такое возможно?
Ельцинские наследники и сам Борис Николаевич в мемуарах объясняют это тем, что такова была просьба руководителей постсоветских республик, которым неудобно было отказать: мол, Березовский объёхал все столицы, всех уговорил, а потом на очередном саммите Ельцину преподнесли неприятный сюрприз, загнав его в угол.
Версия эта трещит при первом же нажатии. Прежде всего лояльные Ельцину мемуаристы любят подчёркивать, что Борис Николаевич был категорически не подвержен никакому давлению извне, наоборот, попытка продвинуть нужного человека, предпринятая с излишним усердием, ставила на этом продвижении жирный крест.
Во-вторых, как вообще можно было прокатиться по одиннадцати столицам, чтобы не оставить никакого следа. Т.е. Березовский прибывает в страну, обивает пороги канцелярий, добивается аудиенции и, оставшись тет-а-тет, принимается уламывать президента очередного Стана, чтобы тот рекомендовал его в исполсеки.
И как Борис Абрамович аргументирует свою просьбу, если платить живыми деньгами, как о нём известно, он очень не любит: «Ну, назначьте меня, назначьте, вот и Борис Николаевич не против, это вообще его желание»?
И президент очередного Стана покорно соглашается и даже не пытается позвонить в Москву, чтобы навести элементарные справки: «Погоди, не мельтеши, сейчас Ельцина наберу. Алло, Борис Николаевич? Тут у меня человечек сидит, говорит, что от тебя. Как зовут? Березовский. Куда послать? Понял. Уже посылаю…»
Таким образом, поверить, что назначение неугомонного Бориса Абрамовича шло мимо Ельцина, мимо его Администрации, что это был совершенный нежданчик и подстава, от которой поздно уклоняться, невозможно, тем более что Березовский продержался на этом посту почти год.
Словом, даже самое поверхностное знакомство с проблематикой показывает, что взаимоотношения Ельцина и Березовского далеки от шапочного знакомства, как это пытается представить ельцинская клака, стремящаяся отделить монументального Бориса Николаевича от токсичного Бориса Абрамовича.
Две эти фигуры переплелись крепко, и никуда от этого прискорбного обстоятельства не деться.
Tags: История
Subscribe

  • (no subject)

    Максима «Бойтесь своих желаний: они могут сбыться» ещё раз подтвердилась, теперь уже кровавым и трагическим образом в истории Анастасии Ещенко,…

  • (no subject)

    Фильм «Горькая луна», который можно было бы истолковать как проповедь гуманизма, в действительности хорош иным, ибо на его примере барышни, из числа…

  • (no subject)

    Патриархальные ценности сейчас, сообразуясь с духом времени, принято третировать, но, если присмотреться, настолько уж они ужасны, как о том любят…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments