Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
Руслан Хасбулатов
в изображении своих более удачливых противников представляется исключительно демоническим человеком, этаким опоздавшим родиться Сталиным, получившим такую характеристику не только за одно кавказское происхождение, но и за наклонность к интригам.
Хасбулатов не только коварен, хитёр, расчётлив, двуличен, но ещё и мстителен, а главное, патологически подозрителен. Он не верит никому, полагает, что со всех сторон окружён врагами и недоброжелателями, а потому скрытен, осторожен и всегда себе на уме.
Поначалу таким характеристикам веришь, мысленно благословляя судьбу, что не допустила этого параноика до властной вершины: сравнение со Сталиным действует безотказно. Хасбулатовская подозрительность по отношению к сторонникам Ельцина, подлинным демократам, кажется самым красноречивым свидетельством того, что Руслан Имранович имел проблемы с психикой: эти милейшие люди не могли желать спикеру Верховного Совета зла, тем более интриговать против него.
А потом открываешь воспоминания Сергея Филатова, который в тот момент был первым заместителем Хасбулатова, а до того руководил секретариатом Президиума ВС России, будучи полностью обязанным Руслану Имрановичу своим возвышением от рядового депутата до второго человека в парламенте, и обнаруживаешь потрясающе откровенный рассказ о том, как интеллигентнейший Сергей Александрович стучал на своего шефа.
Это действительно поразительно: Филатов не только не обходит стороной этот эпизод, который вряд ли мог быть единичным, но, напротив, предельно подробно описывает, как он приходит на приём к президенту Ельцину и в течение часа докладывает о том, как следует противостоять Хасбулатову, своему непосредственному начальнику.
Причём действия Филатова особенно постыдны не только потому, что он доносит о тех или иных шагах Хасбулатова, отношения с которым у Ельцина разладились совершенно, но ещё изо всех сил старается дополнительно их поссорить, исключив всякую возможность замирения.
Так, Ельцина чрезвычайно интересует информация о контактах Хасбулатова с Михаилом Горбачёвым. И это не досужее любопытство, но следствие серьёзной озабоченности: после своей отставки Горбачёв, продолжающий пользоваться авторитетом на Западе, принялся активно и резко критиковать Бориса Николаевича.
Для Ельцина, учитывая значимость Горбачёва и пробуксовывание реформ, эти выступления были настолько болезненны, что он даже решился на ответные репрессии, забрав и «Горбачёв-фонда» часть помещений, которые были выделены в декабре 1991 в ходе сделки между политиками «Отставка в обмен на матблага».
Тактический союз двух оппонентов, если бы он состоялся, стал бы для Ельцина неприятным подарком: у Верховного Совета, через Горбачёва, возникал канал для выхода на Запад и, соответственно, появлялась возможность представить свой конфликт с Президентом России в гораздо более благожелательном виде, чего прежде Хасбулатов и компания были лишены.
Итак, Ельцин настойчиво пытает Филатова, не снюхались ли Горбачёв с Хасбулатовым. У Филатова таких данных нет, никаких контактов между Президентом СССР и спикером Верховного Совета он не наблюдал, не доходило до него также никаких слухов по этому поводу.
Что в такой ситуации должен делать человек с минимальной порядочностью? Сказать как есть: «Не видел, не знаю, не надо себя накручивать, Борис Николаевич». Но Филатов поступает иначе: он догадывается, что от него хочет услышать терзаемый подозрениями Ельцин, который уже поверил в сговор Горбачёва и Хасбулатова, и потому не торопится разубеждать Президента России: «Прямой связи нет, но не исключено. Возможно».
Таким образом пропасть между первыми лицами государства становится чуть-чуть шире, обернувшийся кровью конфликт, соответственно, чуть-чуть ближе. Причём если спросить Филатова, не чувствует ли он, ссоривший Хасбулатова и Ельцина в меру своих сил, за собой какую-то вину, уверен, Сергей Александрович скажет, что нет, ведь это было в интересах демократии.
Заслуги добровольного секретного агента Президента в стане Верховного Совета даром не пропали: когда несколько месяцев спустя Хасбулатов, наконец-то догадавшись, что его первый зам работает на обе стороны, попросил Филатова уйти со своего поста, Сергея Александровича тут же пригрели в Кремле, доверив ему руководство Администрацией.
Впрочем, ни одно доброе дело не осталось безнаказанным, и три года спустя уже самого Филатова съели более зубастые коллеги из Службы безопасности, отправив рулить кампанией по выборам Ельцина.
Читать горькие жалобы Сергея Александровича на подлого интригана Коржакова, выставлявшего его лично и возглавляемую им Администрацию в чёрном цвете, компрометировавшего Филатова в ельцинских глазах, бесстыдно наушничающего и ябедничающего, весьма забавно: донос – это когда начальнику на меня жалуется коллега, а когда я жалуюсь на коллегу – это необходимая для принятия правильных решений информация.
Отсмеявшись по поводу обидок Филатова, приходится существенно корректировать своё восприятие Хасбулатова: да, подозрительный, да, недоверчивый, да, помешанный на преданности, но, с другой стороны, что ему ещё оставалось, если его предавали самые близкие, для которых он не жалел ничего?
С демократами жить – по-волчьи выть.
Tags: Политика
Subscribe

  • (no subject)

    Об опасности следования моде. Фильм Владимира Венгерова «Рабочий посёлок» любопытен сейчас тем обстоятельством, что вторым режиссёром на нём работал…

  • (no subject)

    О короткой дистанции. В документальном фильме Александра Сокурова «Советская элегия» есть фрагмент, посвящённый Борису Ельцину. Съёмки проходили в…

  • (no subject)

    Немного интертекстуальности. Отождествление персонажа с актёром – это, разумеется, моветон, но, забавы ради, можно попробовать, тем более что речь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments