Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Почему в ноябре 2016
президентские выборы в США выиграл Дональд Трамп?» – продолжают задаваться вопросом разного рода обозреватели, предлагая свои варианты и версии, хотя главный ответ был уже давно дан.
И сделал это не кто-нибудь, а непосредственный предшественник Большого Дональда на посту президента США – Барак Обама, причём сделал он это задолго до того, как Трамп вышел на тропу президентской гонки, в то время, когда выдвижении и самого Обамы, и будущего его сменщика в Белом доме казались чем-то экзотическим и маловероятным.
В 2006 году молодой сенатор от штата Иллинойс, не отсидевший в Капитолии и половины первой каденции, выпустил книгу (русский её перевод вышел в 2008 – аккурат к финалу выборной кампании) «Дерзость надежды», которая, вопреки отталкивающему претенциозному названию, оказалась замечательно написанной и чрезвычайно любопытной, причём любопытной в обеих её искусно скомпонованных частях – и тех, что посвящены карьере самого Обамы, карьере, надо заметить, и до фантастической главной победы весьма успешной, и тех, где автор теоретизирует по поводу американского государственного устройства и политической эволюции Республики.
Так вот, рассказывая, как в 2000 году, по заданию Демократической партии, он мотался по стране в поисках финансирования Больших выборов (деньги Обама привёз, а вот Альберт Гор не сумел тогда сломать Верховный суд штата Флорида), автор посвятил довольно длинный кусок поездке в городок Гейлсберг в Западном Иллинойсе, чья история насчитывала, по американским меркам, внушительные почти два столетия и которой переживал довольно мрачные времена.
Причина бедствий гейлсбергцев, знававших и более светлые деньки, заключалась в том, что в городе, один за одним, закрывались промышленные предприятия: первое уже был ликвидировано, два других находились на очереди.
Обама приехал в город по приглашению руководства профсоюза завода корпорации «Мейтэг», который доживал последние недели в связи с переводом производства в Мексику. Причем корпорация пускала под нож отнюдь не убыточный актив, дышащий на ладан и портящий всю блестящую годовую отчётность.
И сам завод работал неплохо, без простоев и брака, и городское руководство, всячески заинтересованное в сохранении предприятия, пыталось спасти производство, вводя для него всё новые налоговые льготы, но хозяин «Мейтэга», и без того небедный человек, решил радикально урезать издержки, повысив тем самым капитализацию кампании: в Мексике платить рабочим можно было в шесть раз меньше.
Какое будущее ждало персонал завода, ведь их увольняли не просто так, но предлагали им программы дополнительного обучения? Да, предлагали, только специальность, которую получал прошедший такой тренинг, была – санитар с зарплатой чуть превышающей ту, что получали кассиры в сетевом супермаркете.
Обама пообещал рабочим разобраться и помочь, но, судя по тому, что о конкретных результатах он сообщать не стал, ограничившись элегическим пассажем о неоднозначности торжествующей глобализации (кому-то она приносит миллионы, а для кого-то «последствия могут оказаться губительными – растущий рынок низкооплачиваемых рабочих мест в сфере обслуживания, крайне ограниченный набор льгот, риск финансовой катастрофы в случае болезни...»), заводчане из Гейлсберга «пошли, солнцем палимы».
Тогда, в 2000 (когда эта история произошла) или в 2006 (когда о ней рассказали), могло показаться, что перед нами не слишком типичный случай, которой, сколь бы он ни был индивидуально печален, существенных политических последствий иметь не будет.
В конце концов, Америка – это прежде всего нация тех, кто держит удары судьбы и умеет подниматься даже с самого глубокого дна, и гейлсбергцы, пережив несколько непростых месяцев или лет, рано или поздно встанут на ноги – не здесь, так в другом городе или штате, страна ведь большая и возможностей для предприимчивого человека миллион.
Но оказалось, что таких Гейлсбергов за пятнадцать лет накопилось критически много, настолько много, что теперь это уже не просто уточняющий политическую повестку социально-экономический аспект, но фактор, прямо определяющий, кто станет во главе государства и каким курсом предстоит развиваться Соединённым Штатам.
Обама вас предупреждал. Но вы его не послушали. Он, впрочем, когда попал в Белый дом, тоже себя слушать не захотел, вследствие чего от его президентского наследия мало что осталось ещё до истечения первых ста дней пребывания Дональда Трампа у власти.
Нет, оказывается, пророка и в собственной голове.
Tags: США
Subscribe

  • (no subject)

    Происходящее сегодня вызывает у меня сильнейшее дежавю, словно бы я провалился ровно на тридцать лет назад в весну 1990. Тогда «освободительная…

  • (no subject)

    Поразительно, конечно, как за считанные месяцы и даже недели вся изумительно выстроенная пирамида современной жизни скатилась в архаику. Вся…

  • (no subject)

    В последнем фильме Алексея Германа-младшего есть любопытная короткая сценка. Главный герой приходит в одну из больших ленинградских квартир, где…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments