Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
Если смотреть сейчас
на те стартовые позиции, что имели семь веков назад Тверь и Москва, начиная своё судьбоносное – кто, впрочем, мог тогда подумать об этом – противостояние за великое княжение и господство в Русской земле, то финальный успех Москвы отнюдь не представляется чем-то запрограммированным.
Напротив, положении Твери гораздо более прочно и основательно, и, сопоставляя наличные ресурсы, тогдашние букмекеры были просто обязаны ставить против будущей Первопрестольной с очень умеренным соотношением.
И действительно, если пройтись по всем пунктам, то выяснится, что:
1) Тверь имела более длинную родословную в качестве самостоятельного княжества. Исток его – 1247 год, когда Ярослав Ярославович получил от братьев себе в удел этот угол владимирского Залесья. Самый ранний год, когда Москва – из великокняжеского наместничества – могла превратиться в удельное княжество – это 1276, год совершеннолетия племянника Ярослава Ярославовича Даниила Александровича. Тридцатилетняя фора суверенного политического бытия – это совсем не плохо.
2) Тверские князья, в отличие от князей московских, имели династические права на владимирский престол. Даниил Александрович не дожил до того момента, как к нему, как к младшему сыну Невского, перейдёт очередь княжения от его старшего брата Андрея Городецкого, умерев на год раньше. Соответственно, сын князя Даниила Юрий, в отличие от сына князя Ярослава Михаила, не мог, по соображениям формальным, добиваться ярлыка на великое княжение владимирское.
3) Тверь имела более выгодное географическое положение, поскольку находилась на берегу главной транспортной артерии Залесской Руси – Волги. У Москвы ситуация была хуже: одноимённая река была не только короче, но и поначалу не контролировалась полностью московскими князьями: ниже по течению начинались рязанские земли, земли другого великого княжества.
4) Тверь находилась в более удобном окружении, когда, с одной стороны, недалеко было до Великого Новгорода, что позволяло чаще и настойчивее вмешиваться в его дела, удерживая эту патрицианскую республику под своим сюзеренитетом. С другой стороны, между Тверью и монголами, вздумай они пойти на Русь с очередным набегом, оказывалось не только окраинная Рязанская земля, первая принимавшая на протяжении столетий удары кочевников, но и Московское княжество.
5) Тверь – в отличие от Москвы, хоть и появилась на летописных страницах на шестьдесят лет позднее – была центром самостоятельной епархии. В то время, как в Твери существовал собственный епископ, в Москве аналогичного по статусу иерарха не было. Заполучить к себе на сначала временное, а после постоянное местопребывание митрополита Киевского и всея Руси ещё предстояло.
6) Тверь опережала Москву в цивилизационном развитии: в то время, как Москве только предстояло освоить каменное строительство, в Твери Михаил Ярославович уже возводил кафедральный Спасский собор, чем не только утверждал православие в своей земле, постепенно возрождающейся после ордынских нашествий, но и конфузил москвитян, которым до своего храма было ещё довольно долго.
7) Военные силы Твери превосходили московские. Это касалось не только полководческих талантов князя Михаила, который, пойди история иначе, мог бы претендовать на лавры Дмитрия Донского, но и объективного соотношения сил: поначалу походами на Москву ходили именно тверичи, а не наоборот. И ходили, в общем, успешно: нет, разорения, подобного Щелканову, по счастью для москвичей не было, но признать Михаила Ярославовича великим князем Владимирским Юрий Даниилович был вынужден.
8) Моральное превосходство тверитян над москвитянами тоже играла не последнюю роль. В то время как Тверь дала стране принявшего мученическую смерть от татар Михаила Ярославича, канонизированного впоследствии, Москва могла противопоставить ему интригана и честолюбца Юрия Данииловича, чьими кознями и погиб князь Михаил. Да, это произошло не самом старте, а в процессе, так сказать, состязания, но отразиться на общем итоге могло вполне.
Словом, куда ни кинь, всюду для Москвы выходит проруха: садиться с такими картами играть в турнире на выбывание – надо было обладать упорством московских Даниловичей, их настойчивостью, готовностью идти до конца, верой в собственное призвание и великую судьбу своего удельного княжества.
Если кому и должны сказать спасибо москвичи – за столицу и великую страну, во главе которой встала эта столица, так это сыновьям Даниила Александровича – Юрию, который отважился на борьбу, и Ивану, который довёл эту борьбу до однозначной победы. Потомству Калиты было, несмотря на все перипетии, проще, хотя лиха им тоже пришлось хлебнуть.
Но памятника Ивану Данииловичу в Москве, как это и положено благодарным горожанам, нет по сю пору.
Tags: Москва
Subscribe

  • (no subject)

    Максима «Бойтесь своих желаний: они могут сбыться» ещё раз подтвердилась, теперь уже кровавым и трагическим образом в истории Анастасии Ещенко,…

  • (no subject)

    Фильм «Горькая луна», который можно было бы истолковать как проповедь гуманизма, в действительности хорош иным, ибо на его примере барышни, из числа…

  • (no subject)

    Патриархальные ценности сейчас, сообразуясь с духом времени, принято третировать, но, если присмотреться, настолько уж они ужасны, как о том любят…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments