Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Фильм Хью Хадсона «Революция»
(снятая в Британии картина об американской Войне за независимость) относится к числу выдающихся кассовых провалов в истории мирового кино: при затратах в двадцать восемь миллионов, собственно в США выручка составила порядка 346 тысяч.
Даже приглашённый в качестве звезды Аль Пачино, исполнявший роль сурового охотника за пушным зверем Тома Додда (что выглядело несколько странно: субтильный южанин, представитель романского изнеженного типа, обречённый изображать крепкосложенного мужика англо-саксонских кровей), положения не спас.
Очевидно, что создатели «Революции» хотели как лучше, рассчитывая на серьёзный кассовый успех (иначе бы, помимо вовлечения Аль Пачино, не назвали бы свой проект столь претенциозно), но уже первые четверть часа экранного времени демонстрируют для всякого непредубеждённого человека, что картина предназначена к провалу.
И действительно, чем для американцев является их Война за независимость? Это есть эпоха рождения их государства, грозное, великое, возвышенное время, предмет вечной гордости для потомков, слава, переходящая в века.
Какой представляется, если судить по фильму, переживающая свою революцию Америка, только-только принявшая Декларацию независимости? Хмурая, грязная, суетная страна, где царят разнузданные страсти, где власть принадлежит расхристанной, мерзкой толпе, в которой верховодят половые психопатки.
Никакой позитивной программы революция в Америке не имеет – одно сплошное «долой», бессмысленные вопли и лозунги. Более того, в стране нет и настоящих патриотов. Помимо уличных горлопанов и маскирующихся лоялистов, готовых при первом же шухере вернуться под сень британской короны, простой люд не горит желанием умирать за свободу.
В революционную армию солдат вербуют либо обманом, либо угрозами, не брезгуя ставить под ружьё подростков, как это происходит с главным героем картины, который вынужден вместе с сыном отправиться на фронт против англичан.
Кроме того, в сбросившей тиранию Георга Третьего Америке попрано священное право собственности: Том Додд, так не вовремя прибывший в Нью-Йорк на собственной лодке, лишается своего единственного имущества, которое реквизируется под расписку – с обещанием расплатиться после войны.
Кстати, о войне. На поле боя американские революционные солдаты совсем не демонстрируют чудеса героизма. В строй их приходится сгонять буквально плетьми, чего не практикуют даже злющие британские сержанты; для завершения образа не хватает только заградотрядов.
Однако плети хороши до того, как раздадутся первые выстрелы, после британцам достаточно подойти к американским позициям поближе, чтобы доблестные солдаты свободы принялись разбегаться, бросая пушки, знамёна и ружья, дезертируя десятками…
Из выше сказанного ясно, что никакой нормальный гражданин США не захочет смотреть фильм, оплёвывающий исток его национальной истории, тем более если сделано это иностранными руками.
И насколько легко понять отторгнувшую «Революцию» американскую публику, настолько же трудно понять британских создателей: как можно было так промахнуться в акцентах, картина обязана была быть бодрой, героической, пафосной.
Вместо этого Хадсон снял по сути антивоенное, пацифистское кино, когда его Том Додд всё же дозревает до необходимости сражаться против британцев, но происходит это с такими оговорками (оккупантам приходится сначала угрожать его жизни, потом едва не загубить его сына), что ни о каком воспитании патриотизма на примере бывшего пушного промышленника речи идти не может.
Глубинная режиссёрская неприязнь к любому государству, заявленная уже в первых сценах, особенно мощно проявляется в финале, когда пришедшего с чудом сохранившейся распиской за реквизированную лодку Додда американские должностные лица обманывают самым бесстыдным образом.
Мало того, что за пять лет безудержной эмиссии доллар обесценился в десятки раз, Тодду отдают чуть больше половины суммы и – ни одного из обещанных ста пятидесяти акров земли, получением которых когда-то соблазняли на призывном пункте.
Ни дома, ни денег, ни хозяйства. Ветеран Войны за независимость идёт по празднующему победу Нью-Йорку и в его глазах вопрос: «За что боролись?» Для британца такая пессимистическая концовка приемлема, но, будь я американцем, я бы возмутился: «Зачем этот вьетнамский синдром в XVIII веке?»
Конечно, незачем. Снимайте лучше про свою революцию, а нашу не трогайте.
Tags: США
Subscribe

  • (no subject)

    Если говорить о тех странах, кому выпадет мировое господство в относительно недалёком будущем, то тут никаких иных кандидатов нет – кроме Китая и…

  • (no subject)

    Любимый казахский националист Ермек Нарымбаев выступил с прорывной инициативой. В рамках стимулирования борьбы за освобождение тюркских народов от…

  • (no subject)

    О той влиятельности, которые имеют масс-медиа и создаваемая ими картинка, замечательно свидетельствует сопоставление двух событий – волнений в Иране…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments