Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Слишком свободный человек».
Документальный фильм о Борисе Немцове выходит в кинотеатральный прокат ко второй годовщине его гибели. Это обстоятельство – когда за просмотр требуют живые деньги – само собой повышает планку требований к картине, заставляя на протяжении всего сеанса отвечать на шкурный вопрос: «Стоит ли кино своих денег и можно ли было его сразу пустить на «Ютубе», не заморачиваяясь игрой в нарочитый дефицит?»
По прошествии двух часов вердикт категоричен и окончателен: «Слишком свободный человек», с точки зрения зрелищной составляющей, ничуть не отличается от аналогичной датной продукции, совершенно растворяясь среди множества подобных картин.
Иначе говоря, большой экран, который должен придавать «Свободному человеку» подавляющую выразительность, функцию свою не исполняет: если смотреть фильм с планшета или даже смартфона, эффект будет тот же, точнее, отсутствие эффекта.
В чём здесь причина? В слабом сценарии, который множит на ноль всю грандиозную подготовительную работу съёмочной группы, самоотверженно погрузившейся в воссоздание кривой немцовской судьбы.
Структурно «Слишком свободный человек» распадается на три неравные и неровные части. Сравнительно короткая и скорая первая – посвящённая Немцову-региональному политику. Самая длинная и содержательная вторая, рассказывающая о том, как Немцов взлетел до вице-премьерских высот и за считанные годы выпал из федеральной обоймы.
И заключительная третья, в которой немолодой, но по-прежнему неугомонный Борис Ефимович бодается с Российским государством и государство, с присущей ему тупостью, поддавливает статусного в прошлом человека, пока не наступает та страшная февральская ночь на Москворецком мосту.
Таким образом, за небольшими изъятиями, перед зрителем проходит вся значимая биография Немцова, что, внушая уважение обстоятельностью, совершенно элиминирует главную идею картины, центровой её месседж.
Авторы, погрузившись с головой в материал, в нём и утонули, не сумев для себя решить, про что именно они хотят нам рассказать. Следствием чего стало появление внутри одного фильма двух фактических серий со своей собственной драматургией и эмоциональной накачкой.
Первая фактическая серия (она же вторая упоминавшаяся часть) показывает нам Немцова-лузера, который, имея уникальные возможности, просадил всё – не только своё преемничество Ельцину и шапку Мономаха, но даже фракцию в Государственной Думе, которая, как о том авторитетно свидетельствуют приглашённые добрые его друзья, была потеряна исключительно через немцовские ошибки, а не коварство Кремля.
Вторая серия изображает Немцова мучеником, жертвой гонений, подлинным страстотерпцем, ибо принимает он страдания от своих – от тех, с кем ещё вчера составлял высшую номенклатуру Российской Федерации.
Именно эта вторая серия (она же часть третья) и должна стать эмпатической кодой, ради восприятия которой зритель и пошёл в кинозал. Но, поскольку этой серии предшествует чересчур затянувшееся вступление, впечатление смазывается, и, выходя после сеанса, пребываешь в недоумении относительно того, что именно хотели сообщить тебе авторы.
Потому, если Фишмана и Кричевскую интересовало взволновать аудиторию, фильм следовало коренным образом сократить и перемонтировать. Во-первых, два часа для построенного на говорящих головах кинополотна, когда в основу архитектуры положен хронологический принцип, отсвечивающий датами на экране, это избыточно. Пятьдесят две минуты, с учётом титров и благодарностей, более чем достаточно.
Во-вторых, необходимо с самого начала было заявить, пусть и в снятом виде, фундаментальный конфликт, который навсегда развёл двух антагонистов. Тревожная музыка. Кадры захваченного ДК на Мельникова, Немцов идёт говорить с террористами, но его внезапно разворачивает.
Немцов не понимает причины, но, спустя какое-то время, он узнаёт, что это сделано по прямому распоряжению Путина (покойный рассказывал об этом эпизоде в своих интервью не один раз), который боялся роста рейтинга лидера СПС.
Далее сообщается, что Немцов и Путин в течение нескольких лет были друзьями, часто встречались, обращались друг к другу на «ты», но – пауза – после «Норд-Оста» всё переменилось, их пути разошлись навсегда.
После чего повествование переносится в начало 2010-х, и нам показывают, как власть и прикормленные ею молодёжные активисты прессуют Немцова, загоняя его, физически и морально, в угол.
Финалом этой травли, которая, как помнит зритель, стала возможной после ссоры Немцова с Путиным в 2002, оказывается убийство оппозиционного политика в феврале 2015. Причём напрямую Президент России не обвиняется – всё-таки надо получать прокатное удостоверение – но стыкование драматургических блоков (1-й акт – ссора; 2-й акт – травля; 3-й акт – месть) само собой подталкивает зрителя к нужному выводу: «Кремлёвский карлик не простил и всё-таки дотянулся!»
Ничего подобного – к счастью или к сожалению – в «Слишком свободном человеке» нет, отчего он не поднимается над заурядностью обычного документального байопика, которые в изрядном количестве пекут телевизионные каналы, не прибегая к помощи беглых предпринимателей.
Впрочем, было бы несправедливо лишать работу Фишмана и Кричевской каких-либо достоинств. Во второй части крайне любопытен подробный и на редкость некомплиментарный по отношению к основным фигурантам разбор той информационной войны, которую развязали олигархи в 1997 году против правительства молодых реформаторов.
Результатом этой свары вчерашних победителей, вырвавших для слабеющего Ельцина второй президентский срок, стала взаимное истребление, когда из всех политических фигур у российского народа остался выбор, по остроумному выражению Альфреда Коха, между старым и молодым кагебэшниками – Путиным и Примаковым.
Владимир Владимирович, в отличие от Бориса Ефимовича, своим шансом воспользовался и расчищенное для него поле застроил по собственному разумению, передавив по одиночке всех, кто ещё не понял, что эпоха изменилась – стремительно и бесповоротно.
Неожиданная самокритичность представителей либерального лагеря, которые, кажется, готовы чему-то учиться, дорогого стоит.
Tags: Оппозиция
Subscribe

  • (no subject)

    При всей циничности данного замечания, нельзя не согласиться с тем, что, выдавливая Константина Крылова из публичного пространства, обрезая ему…

  • (no subject)

    Довелось тут побывать на мероприятии в Сахаровском центре, посвящённом тридцатилетию Первого съезда народных депутатов СССР. Встреча вышла…

  • (no subject)

    Кто является главным выгодоприобретателем от убийства Аркадия Бабченко? Очевидно, что это не Кремль и не Путин. После того, как история с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments