Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Парадокс Февраля
– и одновременно главный его урок – заключается в следующем. Сейчас, столетие спустя, действия главных его вождей представляются как череда безумных поступков, которые могли совершить исключительно самонадеянные и некомпетентные люди, не открывавшие в своей жизни ни одной книжки.
И, соответственно, критикуя и разбирая беспомощную практику февральской власти, можно не только потешить своё самолюбие, но и вынести ряд уроков, которые уже нам позволят избежать повторения этих ошибок, чтобы наша попытка избавить Россию от векового проклятия единодержавия и построить наконец-то здесь плюралистическую демократию непременно увенчалась успехом.
Мол, сто лет назад глупые февралисты ввязались в бой, не зная ни броду, ни правил, а мы, опираясь на их опыт и опыт иных социальных трансформаций, сделаем всё красиво: ведь теперь – спустя целый век – всё прозрачно.
Увы, подобный оптимизм есть следствие слабого знакомства с теми умонастроениями, с которыми февралисты пришли к власти в результате скоротечной победы в Петрограде в 1917. Когорта революционеров была не просто хорошо осведомлена о том, как именно происходило низвержение абсолютизма в иных – более передовых – странах, она прямо ориентировалась на эти примеры, воплощая их в своей практике.
Главным маяком для февралистов была, разумеется, Великая Французская революция, которая не могла ни вдохновлять, одновременно ужасая. Но, если присмотреться внимательнее, политическая программа, которую принялись реализовывать победители, была словно списана у другой революции – тоже французской и тоже февральской, революции 1848 года, положившей конец монархии Луи-Филиппа.
И действительно, первым делом и те, и другие создали Временное правительство, далее следовало упразднение прежних законодательных органов; следующий этап – созыв Учредительного собрания, которое должно было выработать конституцию, определив формат государственного устройства страны.
Французы оказались в этом отношении более оперативными: их Конституанта собралась уже в мае 1848, чтобы в ноябре принять основной закон Второй республики. И даже два мятежа левых (в мае и в июне), когда дело дошло до прямой гражданской войны, не остановили этот механизм создания нового государства.
После принятия конституции французы выбрали главу государства, упрочив тем самым исполнительную ветвь власти, затем, спустя месяцы, – Национальное собрание. Таким образом, в течение года с небольшим переход от одного режима к другому был завершён. Да, новый республиканский режим не оказался прочным, будучи разложен изнутри бонапартистским переворотом, но это уже другая – постреволюционная – история, главное, что монархия Орлеанидов была легитимным образом устранена.
Российские коллеги французских революционеров двигались по точно такому же маршруту. Единственное, что их подвело, – это запаздывание с прохождением необходимых стадий. Во Франции Временное правительство было создано 24 февраля, а Учредительное собрание открылось 4 мая.
В России, в связи с продолжающейся войной и общей нестабильностью, создание Конституанты переносилось – сначала на раннюю, потом на позднюю осень, что роковым образом сказалось и на уделе Временного правительства, которые быстро теряло популярность и нуждалось в дополнительной легитимации широким представительством, и вообще на судьбе страны: запоздай большевики с октябрьским переворотом – ещё не известно, как всё бы сложилось…
Но, попеняв февралистам на нерасторопность, мы должны заключить, что стратегически (Учредительное собрание, конституция; новая исполнительная и законодательная ветви власти) они всё делали правильно, опираясь на передовой мировой опыт.
(В США становление государства проходило аналогичным образом: Конституционный конвент, ратификация основного закона, выборы президента и Конгресса, формирование министерств и Верховного суда,)
Т.е. февралисты ехали в абсолютно правильном направлении, развивая и углубляя свою буржуазно-демократическую революцию. Более того, даже их меры, направленные на демонтаж прежнего государственного аппарата, в теории представляются совершенно правильными.
Не разложенная армия, не распущенная полиция, не разогнанный судейский корпус – это те лазейки, через которые старый режим может вернуться, реставрировав себя либо в грубом, через военный путч, либо в мягком, через саботаж и перерождение узкой прослойки новой власти, варианте.
Чтобы монархия Романовых сгинула окончательно, требовалось ликвидировать прежнее регулярное государство, в противном случае, первый же отважный корпусной командир ставил точку на короткой и яркой истории Русской революции.
Но, смертельно ранив регулярное государство, февралисты пускались в гонку со временем: кто успеет быстрее – хаос поглотит Россию, в которой единственной эффективной формой правления может быть только террористическая диктатура, или же Временное правительство сумеет сколотить жизнеспособные структуры, как это получилось у Второй республики.
Первыми к финишу, как известно, пришли большевики. И это обстоятельство придаёт законченность эскизу будущей антиавторитарной революции, устроенной на манер не Августа 1991, когда, по сегодняшним представлениям, не докрутили с радикализмом и люстрациями, а Февраля 1917.
Финал этого Второго февраля будет аналогичным, поскольку пока не существует способа решить трагическую для российских преобразований проблему: чтобы менять страну, её нужно взорвать изнутри, но в этом взрыве гибнет и сама страна, и её преобразователи, которые, что важно, действуют отнюдь не вслепую, но – с учётом всего прошлого неудачного опыта коллег, веря, что на этот раз им почему-то повезёт.
Выхода из этого замкнутого круга, как показывает пример февралистов, нет.
Tags: Теория
Subscribe

  • (no subject)

    Очередная круглая годовщина Декабристского путча сопровождалась, как и положено в таких случаях, дискуссиями о том, что было бы, коли мятежникам…

  • (no subject)

    О советской цензуре. Читаю вышедшую во второй половине 70-х годов прошлого века в респектабельнейшем издательстве «Наука» книжку, чей тираж, менее…

  • (no subject)

    Послесловие к «Французу». Поскольку без недостатков и недоработок обойтись невозможно, то вот мои претензии к картине Смирнова, которые, конечно, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments