Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Холодное танго».
Последний, как утверждается, фильм ретро-трилогии Павла Чухрая, в которую, помимо «Танго», входят «Вор» и «Водитель для Веры». Чухрай-младший умеет высказаться ярко, но нынешняя его картина – это нечто совершенно выдающееся.
Впрочем, речь идёт не о художественных достоинствах, с ними у «Холодного танго» явные проблемы и угасание творческого дарования – на фоне двух первых частей трилогии – более чем ощутимо: фильм вяловат, однообразно истеричен (это, впрочем, подаётся как игра роковых страстей) и полнится отсылками к иным киноработам…
Речь об идеологии, верность которой демонстрирует автор, обнажая собственную сущность и сущность солидаризующейся с ним отечественной интеллигенции – последовательной ненависти к тому, что есть сердцевина Российского государства, т.е. к Русской державности.
Первая часть «Холодного танго» выглядит неожиданно для всякого, кто знаком с умонастроениями либеральной фрондирующей интеллигенции. Июнь 1941, немцы нападают на СССР, оккупируя Литву, ставшую за год до того союзной республикой.
Уже в первые дни начинаются расправы над населяющими бывшую Литовскую ССР евреями. Главную роль играют, разумеется, немцы, но и литовцы отставать от них не собираются. Они с увлечением участвуют в акциях айнзацкомманд, не различая взрослых и детей, мародёрствуют, грабят несчастных жертв, захватывают имущество погибших.
Согласно Чухраю, холокост в Литве – это совместное дело немцев и местных, и ещё не известно, кто из них более отвратителен: гитлеровцы, которые существуют как жестокий фон, или сами литовцы, не испытывающие к своим бывшим соседям никакой жалости. По крайней мере, в изъятом у казнённых барахле ковыряются отнюдь не нацисты.
Конечно, село без праведника не стоит, и потому одного еврейского подростка – главного героя со странным прошлым – всё-таки спасают, не выдав немцам, но на общую картину это не влияет: тотальное уничтожение литовских евреев – равная вина германских карателей и их литовских подручных. Вина, которая не имеет прощения и срока давности.
Поначалу ты не веришь своим глазам: современный российский режиссёр отважился рассказать о холокосте в Литве – честно, без умолчаний, без недомолвок, рискнул, понимая, какой поднимется неизбежный шум с СМИ нынешней Литовской республики, показать, у кого конкретно руки по локоть в крови и кто должен хотя бы покаяться за преступления предков, не говоря уже о чём-то большем.
Но изумление продолжалось недолго. Покончив с первой частью, Чухрай переходит ко второй, в которой полностью отрекается от всех своих достижений. Как такое получилось? Очень просто: в 1944 Литву от нацистской оккупации освобождает Красная Армия, в стране восстанавливается Советская власть, местные националисты начинают с ней борьбу, и…
И эта борьба против Российского государства, которое на конкретном историческом витке приняло форму Советского Союза, полностью, абсолютно, до последней чёрточки реабилитирует литовцев. Теперь, поскольку они режут русских и тех местных, которые приняли новую власть, им всё можно.
Холокост, всё эти жестокие, чудовищные злодеяния забыты, главное сейчас – страдания подпольных патриотов маленького, но гордого народа, которые изничтожают по городам и деревням активистов, спецслужбистов и солдат.
Погодите, но ведь нам же не приснилось: евреев заставляли нашивать жёлтые звёзды, потом их собирали со всех окрестностей у расстрельных рвов, требовали раздеться, ковырялись в брошенной на землю одежде, и залп за залпом, залп за залпом, залп за залпом!
Нет, не приснилось, всё было, но у литовцев есть логичное оправдание: евреи радовались приходу Красной Армии, приветствовали Советскую власть в 1940, не ценили нашу государственность, и вот за это получили справедливое возмездие – как предатели и враги Литовской республики. Что, и еврейские дети тоже были врагами? Получается, тоже.
И, зафиксировав этот новый и неожиданный для российского интеллигента взгляд и целиком солидаризировавшись с литовской нацпропагандой, Чухрай далее споро и уверенно гонит слезодавительный сюжет про злых чекистов, которые обнуляют этих героев подполья, эшелонами отправляя в Сибирь сочувствующий элемент из числа гражданских.
Причём режиссёру мало просто демонстрировать справедливость борьбы литовцев картинами депортаций, он добивается того, чтобы моральная победа осталась именно за националистским подпольем.
Главный герой, бросив трудиться лабухом в ресторане, приходит работать в органы – оперуполномоченным. Много дней гоняет он по дубравам и схронам литовские банды, не раз смотрит смерти в лицо, теряет боевых товарищей, но – не ожесточается сердцем, а, напротив, начинает сознавать правоту «лесных братьев».
Мол, я в МГБ подался, чтобы мстить за убитых соплеменников, кровью за кровь платить за уничтоженных мать и сестру, но, видя, как простые литовские люди ничего не хотят, кроме как жить на своей земле без москалей, понял, что надо оставить им эту страну и убраться.
Куда убраться – для начала из органов. Главный герой – в разгар вооружённой борьбы с националистами! – уходит на гражданку; чекисты его, что удивительно, спокойно отпускают (это к разговору о правдоподобии картины), и Макс, вернувшийся в частную жизнь, определяет тем самым режиссёрское кредо: во время крутого исторического поворота обязанность каждого честного человека зарыться так, чтобы ни в чём не принимать участие.
Впрочем, Макса его уход в персональное подполье не спасает, но это уже – малолюбопытные частности, меркнущие на фоне ошеломительного открытия. Если прежде казалось, что у отечественной интеллигенции ещё есть какие-то моральные тормоза и, если ей не жалко русских, то, по крайней мере, евреям она будет сопереживать – в любом раскладе.
Нет, настаивает Чухрай, не в любом. За евреев, конечно, сердце болит, но, когда встанет вопрос, чью сторону выбрать – сражающихся против России националистов с самым тёмным и грязным прошлым или их предыдущих жертв, отечественная интеллигенция сомневаться не станет: тот, кто так или иначе воюет с Российским государством, всегда будет любим, почитаем и оправдан.
А то мы всё изумляемся, отчего отечественная интеллигенция совершенна равнодушна к происходящему на Украине и в упор не видит ни героизации Шухевича, ни глорификации Ваффен-СС, ни художеств уже нового поколения борцов с «жидами та москалями»?
Павел Чухрай превосходно всё разъяснил своим «Холодным танго». Спасибо ему за это: оказывается, и от плохого фильма бывает большая общественная польза.
Tags: Оппозиция
Subscribe

  • (no subject)

    О том, как не надо защищать Бориса Николаевича. Довелось прослушать небольшой монолог крепко постаревшего Жванецкого в похвалу Первого президента…

  • (no subject)

    Попался на глаза выпуск передачи «Час пик» от 9 июня 1994 с участием Егора Гайдара. С момента выборов в Первую Государственную Думу прошло чуть…

  • (no subject)

    Просвирнин. Вторым поводом посетить ток-шоу с членами Комитета 25 января было желание увидеть живьём Егора Просвирнина, чтобы сопоставить два образа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments