Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

О прозорливости.
Середина и вторая половина 50-х годов проходила, в том числе, и под знаком потепления советско-финляндских отношений, ответственность за которое целиком и полностью лежит на Хрущёве.
Никита Сергеевич, рассчитывая превратить северного соседа, с которым Советская Россия воевала то ли три, то ли четыре раза в течение каких-то двадцати пяти лет, в политического союзника и экономического партнёра, сохраняя при этом нейтральный характер государственного режима Финляндии и не настаивая её социализировать, приложил к тому много усилий.
Усилия эти были как личного (Хрущёв посещал Финляндию с визитами и тесно сошёлся с тамошним президентом Кекконеном), так и импортно-экспортного характера. Финляндская сторона, для которой экономическое сотрудничество с СССР в ту эпоху было предельно важным, настаивала на резком увеличении торгового оборота.
Хрущёв с такими предложениями согласился, но встретил внезапную оппозицию внутри собственного Президиума ЦК КПСС. Его коллеги, ознакомившись с планами наращивания межграничной торговли в два раза в течение одного года, выступили против, сославшись на избыточность финляндского импорта.
И действительно, в то время как СССР поставлял в Суоми по преимуществу машины и оборудования, оттуда к нам шли сборные домики, оконные рамы, двери и сыр «Виола». Разумеется, качество финляндских товаров было выше, да и бурное жилищное строительство поглощало без остатка весь импорт, но в рассуждении оппонентов Хрущёва было рациональное зерно.
Мы покупали у Финляндии – за драгоценную валюту – то, что, в общем, могли производить сами, загружая либо возводя новые деревообрабатывающие заводы. Ассортимент, поставляемый по импорту, не был уникальным.
Таким образом, под видом закупок СССР фактически осуществлял инвестиции в экономику Финляндии, дважды недофинансируя собственные отрасли (трата валюты; отсутствие госзаказов). Для финнов такое сотрудничество было чрезвычайно выгодным, ибо, обеспечивая занятость и наполнение государственной казны, готовило переход к созданию новых высокотехнологичных производств: поставки столярки – это только начало, дальше будет интереснее.
Соответственно, если руководствоваться трезвым расчётом, форсировать рост межгосударственной торговли не стоит, сохранив его на нынешнем уровне, чтобы взаимодействие вообще не заглохло, а что касается нужд советского строительства, тут включиться должны свои.
С этим, особенно учитывая популярный в последние десятилетия экономический эгоизм, трудно спорить: забота о развитии финляндского народного хозяйства – это головная боль правительства страны.
Если Хельсинки намерен нарастить экспорт, пусть выходит на рынки капиталистического Запада или стран народной демократии; получится – молодцы, не получится, безработица и бедность финского населения – не наша печаль, это Кекконену надо у власти оставаться…
Но, с другой стороны, сознавая всю мудрость экономического эгоизма, нельзя не признать, что и Хрущёв, с его стремлением привязать Финляндию к СССР, тоже был прав, особенно если смотреть на перспективу.
Если финны уверены, что у них на десятилетия вперёд есть под боком громадный рынок, который проглотит любое наращивание производства и будет требовать ещё, то такими отношениями нельзя не дорожить, выстраивая предельно аккуратную внешнюю политику.
Т.е. нейтралитет Финляндии, в таком случае, оказывается не формальным обязательством, которое будут обходить при каждом оказии, но коренной необходимостью, фундаментом поведения страны на международной арене.
И любые приглашения вступить в так или иначе направленные против СССР альянсы будут стойко отвергаться – не из страха перед окриком из Москвы, а из собственных интересов: пусть НАТО и ОВД угрожают друг другу, а мы будем потихоньку торговать.
Словом, если на одну чашу весов положить сэкономленные ресурсы, образовавшиеся от того, что граница с Финляндией в течение нескольких десятилетий, вплоть до распада СССР, была одним из самых спокойных участков, а на другую – вырученные от свёртывания торговых отношений с Хельсинки валютные излишки, то выяснится, что Хрущёв в том споре с коллегами по Президиуму был, в конечном итоге, прав.
К чему ворошить этот покрывшийся пылью кейс из 50-х годов ХХ века? К тому, что, возможно, даже в, на первый и на второй, и на третий взгляд, бездумном решении очередной раз простить Киргизии долг (теперь уже на четверть миллиарда) тоже есть некий высший смысл, уловить который смогут лишь потомки.
Tags: Экономика
Subscribe

  • (no subject)

    Перефразируя великих. Когда я слышу слово "толерантность", рука сама тянется к нагайке.

  • (no subject)

    Экстенсивное развитие средств коммуникации, приводящее к возникновению такого феномена, как «социальные сети», просто обязано внести изменения в…

  • (no subject)

    Как должен называться роман о жизни профессионального бармена? «Мастер и «Маргарита».

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment