Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
О том, что Израиль
– как проект и как государство – оказывается в тупике, нагляднее всего свидетельствуют его внутренние критики, в частности, Шломо Занд, развернувшей в своей книге «Кто и как изобрёл страну Израиля» впечатляющую картину деконструкции сионизма и всего, что с ним связано.
Из России, привыкшей к внутреннему раздраю, общественная атмосфера в Государстве Израиль, со всех сторон окружённого врагами, представляется здоровой и подтянутой: ежеминутно пребывающий в смертельной опасности (реальной, не фигуральной) народ обязан быть собранным и отмобилизованным.
Однако, как показывает пример Шломо Занда, человека, истово ненавидящего всё, что и сделало Израиль Израилем, т.е. милитаризм, державность, готовность отстаивать каждую пядь родной земли, презрение к компромиссам и договорнякам, с общественным согласием в Земле Обетованной всё отнюдь не радужно.
Причём Занд не просто ненавидит своё государство, но и, в меру отпущенного ему исследовательского таланта и усидчивости, делает всё, чтобы разоблачить пройденный страной путь и нивелировать её впечатляющие достижения на почве строительства нации.
И отчасти у Занда это получается, поскольку, взяв в качестве главной мишени центральный тезис сионистской идеологии, тезис о принадлежности территории Палестины еврейскому народу, он очень подробно и ярко показывает, как эта, на первый взгляд, самоочевидная вещь была тщательно сконструирована – в считанные годы, вопреки, что важно, тысячелетней традиции восприятия Эрец Исраэль, преодолевая немалое сопротивление оппонентов.
Если подводить итог изыскания Занда, то можно сказать, что сионисты, навязавшие остальным евреям, которые совершенно не горели желанием переселяться в Обетованную землю, эту идею, идею возвращения на историческую родину, украли не историческую, но самую натуральную родину у сотен тысяч палестинских арабов, которые поколениями жили в этом уголке Ближнего Востока.
Что такое есть история современного Израиля (древнего, впрочем, тоже)? Это есть история грандиозной – по масштабам и наглости – кражи, совершенной при посредничестве великих держав и, какой сюрприз, прежде всего Великобритании.
Но, подчёркивает Занд, несмотря на травму рождения Израиля и те страдания, что перенесли в этой связи палестинцы, убиваемые, изгоняемые, избиваемые и ограбляемые, теперь всё изменилось. И если раньше у еврейского народа прав на эту землю не было, то теперь, когда есть реальная возможность для возникновения гражданской израильской нации, замешанной на нескольких этничностях, евреи – по факту проживания – это право получили.
Соответственно, дальнейшая эволюция Израиля Занду видится так: еврейская часть будущей единой нации отказывается от дремучих комплексов, добровольно очищая Западный берег и Восточный Иерусалим, после чего, во-первых, возникает полноценное Палестинское государство, имеющее одну на двоих столицу, во-вторых, граждане Израиля арабского происхождения получают полную эмансипацию – прежде всего в политическом отношении.
А дальше нас ждёт появление современной, подлинно демократической страны, как это уже произошло в Западной Европе: получилось у Великобритании, получится и у Израиля, надо лишь начать этот непростой путь самоисцеления и преодоления внутренней архаики…
Вот такая благостная картина, которая, как указывалось выше, свидетельствует о системном кризисе, в котором пребывает Израиль. Почему свидетельствует? Потому что возникновение ревизионистской идеологии, типичным представителем которой является Шломо Занд, есть показатель того, что прежний курс строительства государства зашёл в тупик.
И, следовательно, если сионизм, который обрёк страну на десятилетия жёсткого противостояния с соседями, противостояния, которому нет и не предвидится конца (одни враги уходят, появляются другие, потом третьи: Египет, ООП, Хамас и т.д.), не способен к налаживанию отношений и установлению миру, то срочно необходима идейная альтернатива.
Какая? Вполне очевидная: если сионизм – это ни шагу назад и смерть арабским оккупантам Эрец Исраэль, то альтернатива – это понять палестинцев и встать на их точку зрения, прежде всего в самом щекотливом – земельном вопросе.
Иначе говоря, согласиться – сразу или через обширное историческое исследование – что Палестина была украдена еврейскими переселенцами у её подлинного хозяина, местных арабов, проживающих тут минимум полторы тысячи лет.
На первый взгляд, эта революционная – для всего прежнего дискурса – констатация должна стать основой грядущего арабо-еврейского примирения. По крайней мере, Занд в это верит, в противном случае, он не стал бы писать свою объёмную, острополемическую книгу, больше смахивающую на национальное предательство.
Но беда в том, что эта констатация («История современного Израиля – уголовное преступление») вряд ли произведёт желаемый эффект. Для Занда массовое покаяние евреев – это начало трудного примирения, но арабы, чья правота, на которой они настаивали минимум с 1920 года, времени первый антииммигрантских выступлений, наконец-то признана могут воспринять это обстоятельство иначе.
«Земля чья изначально? – Арабская. – Вы её украли? – Украли. – Тогда будьте любезны вернуть». И на этом все планы устроения полиэтничной израильской нации идут прахом. «Но мы же всё признали и раскаялись. А теперь мы хотим жить вместе – как братья. – А мы вот не хотим: пожалуйста, на выход».
И оспорить это нежелания совместного проживания будет невозможно: вы же сами согласились, что являетесь преступниками-землекрадцами, а кто захочет жить в одной стране с ворами. Более того, тут даже не сыграет второй аргумент, объясняющий необходимость существования Государства Израиль: защита еврейского народа от рецидива Холокоста.
Мол, вас же никто не выселяет из Палестины прямиком в будущий Четвёртый Рейх. Есть США с его крупнейшей еврейской общиной, прочно интегрированной в американское общество: страна – большая, богатая, место хватит всем, шести миллионов новых жителей никто и не заметит.
Кроме того, репатрианты из Израиля подправят демографический баланс США, поддержав своим присутствием и долю белых – в противовес цветным, и долю иудеохристиан – в противовес мусульманам…
Понятно, что такой сценарий сейчас малореален: вряд ли израильское общество готово полностью разоружиться, как того требует Шломо Занд, и затем оказаться в положении изгоя, отправившись в очередное рассеяние.
Но само появление подобного рода книг – это тревожный симптом, ибо означает, что внутренний консенсус по поводу принципиальнейших вещей (существование Государства Израиль в нынешнем виде) начинает крошиться.
Пока это не слишком опасно, но для нас, переживших распад СССР, сопровождавшийся не только параличом государственных структур, но и утратой обществом уверенности в собственной правоте («Не надо удерживать Прибалтику – она не наша»), это более чем понятный звоночек.
Отступление, раз начавшись, трудно остановить: сегодня сдаём палестинцам Самарию, завтра сирийцам Голаны, потому что это приобретения в ходе Шестидневной войны. А что завтра? Отступаем из Галилеи, потому что по плану ООН о разделе Палестины эти территории предназначались арабам?
Словом, с Израилем всё мрачно: и сионистский вариант («В кольце врагов») с каждым десятилетием всё более и более бесперспективен («Всех не поубиваешь»), и альтернатива ему, в виде прекраснодушия Шломо Занда, тоже не сулит ничего хорошего.
Tags: Ближний Восток
Subscribe

  • (no subject)

    Максима «Бойтесь своих желаний: они могут сбыться» ещё раз подтвердилась, теперь уже кровавым и трагическим образом в истории Анастасии Ещенко,…

  • (no subject)

    Фильм «Горькая луна», который можно было бы истолковать как проповедь гуманизма, в действительности хорош иным, ибо на его примере барышни, из числа…

  • (no subject)

    Патриархальные ценности сейчас, сообразуясь с духом времени, принято третировать, но, если присмотреться, настолько уж они ужасны, как о том любят…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment