Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
О подлинном национальном суверенитете.
Традиционно суверенитет распространяется на вещи материальные – вроде территории или вооружённых сил, но, как выясняется, сфера его действия гораздо шире и включает такой невещественный пласт, как память.
Иначе говоря, подлинно независимое государство позволяет себе выстраивать ту версию национальной истории, которую считает нужной, совершенно не оглядываясь на международную реакцию и возможное недовольство, которым можно открыто пренебречь – если есть на то суверенная воля.
Один из самых замечательных примеров – это современная республика Индия, поднимающая на щит, в качестве выдающегося борца за независимость, такого персонажа, как Субхас Чандра Бос, даже краткое знакомство с биографией которого способно повергнуть в шок любого, кто привык смотреть на ХХ век через европейские очки.
Причём индийцы не только прославляют Чандру Боса для внутреннего использования (как сообщается, аэропорт в Калькутте носит его имя), но и снимают про него длиннющие фильмы, в которых жизненный путь героя показывается предельно откровенно, безо всяких оправдывающих того умолчаний.
«Бос – забытый герой» – это поразительный трех с половиной часовой аттракцион (по счастью, есть версия с английскими субтитрами, что небесполезно, поскольку примерно половину экранного времени звучит бенгали), представляющий собой особо изощрённое глумление надо всем, что дорого сегодняшней глобальной цивилизации.
Итак, вторая половина 1940 года. Чандра Бос, близкий соратник Махатмы Ганди и бывший председатель Индийского национального конгресса, категорически расходится со своим патроном по поводу методов борьбы за освобождение страны от британского владычества. Ганди – за ненасильственные методы, Бос же считает, что пришло время вооружённого сопротивления.
Понятно, что с такой программой Босу на свободе долго не ходить и он попадает в британскую тюрьму, из которой его вскоре выпускают из-за скверного состояния здоровья, вызванного голодовкой.
Британцы устанавливают за Босом плотный надзор, рассчитывая воспользоваться первой же оказией, чтобы закрыть строптивца теперь уже точно навсегда, но Чандра их опережает, устраивая собственный побег.
Впрочем, сбежать из-под надзора – это даже не половина дела, вопрос в том, куда направиться. Бос выбирает – внимание – Советский Союз. Почему? Потому что СССР с его стремлением к освобождению угнетённых народов – это естественный союзник индийского подполья, рассчитывающего, при помощи Москвы, собрать армию для похода на Индию.
Тем более, как справедливо рассуждает Бос, сейчас между Британией и СССР, находящихся после августа-сентября 1939 в разных лагерях, традиционный, восходящий ещё к царским временам антагонизм значительно обострился.
Хороший поворот: Бос, главный герой фильма, т.е. предельно положительный человек, надежда всего индийского народа, готов идти на союз с тираном Сталиным, чтобы принести своей Родине свободу, тем самым откровенно презрев преимущества британской демократии.
Дальше – больше. С Советским Союзом у Чандры Боса не складывается из-за мелких недоразумений, и тогда ему приходят на помощь державы Оси: с помощью итальянцев он получает новые документы (что весьма полезно, потому что Афганистан, через который Бос пробивается в СССР, наводнён агентами британских спецслужб) и направляется в Европу.
В Европе Бос поселяется в Берлине и, с немецкой помощью, приступает к формированию Индийского легиона, составить который должны попавшие в плен солдаты-индусы, воевавшие против итало-германских войск в Северной Африке.
Расчёт Боса понятен: поражение Британии в войне с державами Оси означает неизбежное получение Индией независимости, а потому всякий штык в этой борьбе ценен и важен, нельзя пренебрегать ничем – даже несколькими тысячами индийцев, находящихся в немецком плену.
Таким образом, Бос, пусть и в малом масштабе, становится союзником гитлеровской Германии и врагом всех свободолюбивых наций, не Хорти или Антонеску, но, по крайней мере, генералом Власовым.
Впрочем, не всё складывается для Боса удачно. Немцы, у которых хватает своих забот, не торопятся освобождать Индию для Субхаса, для чего им надо объединиться с Советским Союзом, проследовав через Среднюю Азию.
Напротив, через пару месяцев после прибытия Боса в Германию, Гитлер начинает войну против СССР, и весь грандиозный план Боса летит к чертям. Но он рук не опускает и добивается того, чтобы Индийский легион был создан, а его солдаты, с немецкими орлами на мундирах, принесли присягу под оранжево-бело-зелёным знаменем, цвета нынешнего национального флага Индии.
И тут в судьбе Боса случается счастливый поворот: Япония атакует Пёрл-Харбор, а затем вступает в войну с Британской империей. Успехи японцев стремительны, и спустя несколько недель Босу становится понятно, что ему больше нечего делать в Европе, надо пробираться в Азию, где, вторгнувшись в Бирму и взяв Сингапур, Япония подошла к границам Индии.
Но для этого надо получить санкцию от Фюрера, и Бос добивается аудиенции у Гитлера. Личная беседа с Гитлером – после того, как он развязал Мировую войну и запустил Холокост – это, разумеется, мощный удар по репутации: тут никакими ссылками на то, что Чандра Бос не до конца представлял, с кем имеет дело, не прикроешься.
И авторы фильма не думают прикрываться: да, встречался, да, общался, но при этом дерзил, критикуя Гитлера за его снобизм в индийском вопросе (мол, народы Индустана нуждаются в руководстве со стороны передовых наций даже после их освобождения от британцев, – нет, не нуждаются); Гитлер, впрочем, на критику не обиделся и добро на переброску Чанды Боса в Азию дал.
Трансфер состоял из двух частей: сначала германская подлодка доставила Боса до Мадагаскара, там он перебрался на подлодку японскую и направился, через оккупированные императорской армией территории, прямиком в Токио, чтобы договориться с премьер-министром Тодзио о создании из пленных солдат Британской Индийской армии Индийской национальной армии.
Тёплый контакт с приговорённым Токийским трибуналом к повешению генералом – это ещё один вызов приличиям, которые демонстрируют авторы картины, изображающие японцев с неожиданной стороны: никакого осуждения за агрессию против той же Британии, никакого упоминания о военных преступлениях.
Вообще японцы и индийцы Боса – это великолепные союзники, настоящие братья по оружию, дерзко и смело очищающие от оккупантов священную индийскую землю. Британцам нечего противопоставить их совместному натиску, не только по причине их тактического превосходства, но и потому, что мобилизованные в БИА солдаты активно дезертируют и с огромным воодушевлением вступают в ряды Индийской национальной армии.
О том, что эти эпизоды массового перехода на сторону Боса не были выдумкой авторов фильма, свидетельствует кислая реакция британских историков, сообщающих, что поддержка ИНА в самой Индии, а колониальная администрация вообще не обращала на это предприятие внимания.
Разумеется, совершенно не обращала: в страну вот-вот вторгнется армия, которую население будет рассматривать не как оккупантов, но как освободителей; японцам, обещающим сбросить колониальное иго, ещё можно не поверить, но как не поверить своим, а вице-король сохраняет олимпийское спокойствие…
Марш на Дели почти удался: Индийской национальной армии довелось перейти границу и установить новую – неколониальную – власть в нескольких районах, но тут вмешалась большая стратегия.
В 1944 году, когда ИНА демонстрировала свои успехи, японцам было уже не до прорыва в Индию и низвержения британцев: американцы выходили на близкие подступы к самой метрополии, вследствие чего приходилось сворачиваться, отступая на юг и отдавая только что занятые территории.
ИНА, как утверждают авторы фильма, своей войны не проиграла и чести не посрамила: если бы не уход японцев, её солдаты дошли минимум до Калькутты, по крайней мере, их готовность к самопожертвованию тому порукой. Сцена, в которой индийские пехотинцы в полный рост бегут на британские танки, поливая тех из стрелкового оружия, – это одна из самых впечатляющих во всей картине.
Удары судьбы дорого обошлись Чандре Босу, особенно сильно он почему-то переживал американские бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, но, когда возникла необходимость, Бос собрался и улетел из Сингапура на Тайвань.
Теперь мы знаем, что это было роковое решение: по дороге самолёт попал в аварию и в место назначения не прибыл; но в тот момент оно представлялось правильным: остаться в Сингапуре означало рано или поздно попасть в руки британцев, которые наконец-то исполнили бы своё намерение избавиться от Боса. Уйдя же вместе с японцами, Чандра Бос мог продолжать борьбу.
Ему-то надо было продержаться всего каких-то два года: 17 августа 1945 он сел в самолёт до Тайваня, а 15 августа 1947 Британская Индия превратилась в два государства – Индийский союз и доминион Пакистан.
Учитывая, что свой уход из Индостана Лондон начал на рубеже 1946-47, когда стало понятно, что субконтинент не удержать, Бос не надо было ждать провозглашения независимости, он мог вернуться в страну гораздо раньше.
Какой была бы его карьера в таком случае? Очевидно, успешной. Вряд ли бы британцы согласились, чтобы Бос стал премьер-министром, настояв, что эта должность предназначена для более умеренного Джавахарлала Неру, но на распределение постов в кабинете они бы точно не смогли повлиять.
Соответственно, Чандра Бос, который был младше Неру на восемь лет, являлся его естественным наследником, причём в очень близкой перспективе: Бос реально боролся с британцами до того, как это стало мейнстримом. И никакой династии Неру не случилось бы.
Но этот долгий спич не о возможной судьбе Субхаса Чандры Боса, главнокомандующего Индийской национальной армией, а об удивительной смелости индийских кинематографистов, которые снимают картины о проклятом коллаборационисте, соратнике двух кровавых злодеев, абсолютно беспринципном политике. Причём не только снимают, но и отваживаются отправить свой опус о борьбе с Британией на фестиваль в Лондон.
Испытывают ли они при этом какой-то внутренний диссонанс? Уверен, что нет: Субхас Чандра Бос отдал жизнь за независимость Индии и мы будем его чтить из рода в род, а что при этом подумают другие народы, изумлённые увиденным сверх всякой меры, нас волнует мало.
Почему? Потому что мы можем позволить себе быть по-настоящему суверенными.
Tags: Азия
Subscribe

  • (no subject)

    Последние по времени инициативы американской администрации, когда буквально подряд новый хозяин Белого дома и к сердцу прижмёт, предлагая…

  • (no subject)

    «Сакко и Ванцетти». Итальянский фильм 1971 года, снятый кинематографистами левых убеждений и призванный почтить память погибших от произвола…

  • (no subject)

    «Пилот реактивного самолёта». Вышедший в 1957 году фильм, который спродюсировал Говард Хьюз, любопытен как пример того, что кинокартина – это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment