Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
О короткой дистанции.
В документальном фильме Александра Сокурова «Советская элегия» есть фрагмент, посвящённый Борису Ельцину. Съёмки проходили в начале 1989 года, когда Ельцин, будучи первым заместителем главы Госстроя, уже принял решения баллотироваться в народные депутаты СССР и вёл свою предвыборную кампанию.
Фрагмент – не слишком большой по объёму, но этого хватило, чтобы показать будущего президента России в нескольких локациях, создав у зрителя соответствующее настроение, адекватное авторскому замыслу.
Пересматривая этот фрагмент сейчас, нельзя не поразиться, насколько Сокуров, человек, не обделённый острым глазом и чувством вкуса, лажал, то и дело проваливаясь в кричащие противоречия между своими намерениями и их реализацией.
Грубо говоря, Сокурову хотелось продемонстрировать своего героя – глубоко страдающим, изрядно раненым, почти надломленным, но сохраняющим каким-то чудом силы, чтобы жить дальше – вопреки колоссальному давлению партийно-государственной машины.
Ельцин угрюмо смотрит выступление своего главного врага Горбачёва по телевизору. Ельцин уходит с работы – подавленный, словно ему не домой к семье, но на Голгофу. Ельцин выходит из Госстроя и уезжает – обречённый, гонимый, одинокий.
Уверен, в 1990 году, когда картина Сокурова вышла в прокат, всё так и прочитывалось: приглушённые тона усиливала гнетущая озвучка. Но сейчас, спустя десятилетия, когда восторженное отношение к фигуре Ельцина естественным образом испарилось, в глаза назойливо лезут смущающие детали.
Ельцин угрюмо сидит у телевизора – в огромной, по советским меркам, цековской квартире. Ельцин уходит с работы, покидая громадный начальственный кабинет – с комнатой отдыха, столом-аэродромом и предбанником для секретаря. Ельцин садится в машину – чёрную «Чайку», номенклатурный членовоз, символ привилегий. На улице ещё светло, т.е., учитывая сезон, на часах четыре, начало пятого; до окончания рабочего дня – ещё ого-го…
Т.е. для нас сегодняшних выступление Ельцина в картине Сокурова – это голимая показуха и бесстыдное лицемерие, выражаемое хлёсткой формулой «ебу и плачу», но для аудитории 90-го года, открывшей для себя нового кумира взамен вышедшего из доверия Горбачёва, «Советская элегия» исключительно правдива и эмоциональна.
Да, Ельцин – плоть от плоти правящего класса, точно такой же коммунистический бонза, как и все его товарищи по ЦК КПСС, но это ничего не значит, потому что он на самом деле другой: он за народ, он против привилегий и бюрократии, а что квартира на 2-й Тверской-Ямской, министерский оклад и «Чайка» под задницей, то это значения не имеет, главное, что Ельцин переродился духовно и теперь с нами, а не с ними.
Понятно, что, снимая «Элегию», Сокуров вряд ли рассчитывал на долгую её жизнь, имея в виду более короткий горизонт, потому был совершенно спокоен по поводу гнилых швов, стягивающих образ Ельцина-Христа.
И с этой точки зрения был абсолютно прав: главное, что «Советская элегия» прозвучала в назначенное время и для назначенной аудитории, а что потом конструкция стала расползаться – кого это волнует.
Mission accomplished.
Tags: Культура
Subscribe

  • (no subject)

    Федерико Феллини, пока он ещё не ушёл в астрал собственной гениально-монструозной фантазии, давал мастер-классы начинающим кинематографистам по…

  • (no subject)

    О том, как государственное устройство формирует политическую культуру. Россия – страна категорически не парламентская. Италия, же напротив, страна…

  • (no subject)

    Итальянский политический кризис выходит на новый уровень. После того, как две победившие на недавно прошедших выборах политические силы, «Лига» и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments