Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
Наступление
на права русского и иных нетитульных языков на Украине – вещь сколь неприятная, столь и понятная.
В определённом смысле, это – жест отчаяния, поскольку за двадцать шесть лет независимости так и не удалось построить замкнутое на себя культурно-информационное пространство: Россия как была метрополией, так ею и осталась – вопреки всем усилиям.
Этот неприятный для украинского сознания факт («шёл четвёртый год войны с российским агрессором») прекрасно иллюстрируется распространением новостей: метрополия едва замечает, чем живёт провинция, провинция же, напротив, внимательно ловит, что происходит в метрополии.
Чтобы далеко не ходить, два примера. В России трагедию в летнем лагере «Виктория» под Одессой, которая имела отчётливо политический подтекст (Порошенко приезжал на открытие, а потом тянул с соболезнованиями), почти не заметили. И не из вредности – просто слишком малый масштаб, чтобы заинтересованно откликаться.
На Украине же, напротив, абсолютно локальный, почти сугубо городской сюжет с открытием памятника Калашникову в Москве (сначала – как свидетельство поразившего русских ватного милитаризма, потом – как проявление косорукости исполнителей) оказался весьма востребован.
Но и асимметрия новостных потоков – это не всё. Россия для Украины – поставщик не только инфоповодов, но и мемов, причём, совершенно по аналогии с лингвистической динамикой, когда более архаичных сообществах сохраняются самые древние, давно утраченные слои языка, украинцы с удовольствием пользуют то, что россиянами уже подзабылось.
Из последних. На Украине советника министра внутренних дел Зоряна Шкиряка продолжают называть «Зорян и Шкиряк» потому, что когда-то какой-то российский журналист, слабо разбирающийся, как и положено представителю метрополии, во всех эти одинаковых на лицо племенных вождях, именно так и назвал этого колоритного украинца.
Естественно, этот ляп вызвал ажиотаж на Украине («Во москали – тупые, ничего про нас не знают»), многократно обыгрывался, но, как выяснилось, из активного тезауруса, когда тема приедается (вспомним, например, «Карла»), не выпал и продолжает юзатся.
Вряд ли в обозримой перспективе эта ситуация переменится. Культурное доминирование России никуда не денется. О том, что оно начнёт ослабевать, мы сможем судить, когда русский язык станет заимствовать украинские слова не в ироническом (как это происходит сейчас, когда «перемога» и «зрада» используются исключительно для троллинга политических оппонентов), но в нейтральном ключе.
(Что-нибудь вроде «посады» в значении «должности» и производного от неё «высокопосадовца», чьё значение интуитивно понятно, но односложный аналог которому подобрать не так просто: «высокопоставленный» ещё не перешёл в существительное и требует довеска.)
Пока же война за Украину ничуть не проиграна и можно спокойно взирать на отчаянные взбрыкивания Киева, мечтающего выдавить русский язык из образовательной сферы: цитировать в тех же мемасах будут всё равно Александра.
Tags: Украина
Subscribe

  • (no subject)

    Фильм «Кольберг», цветной, монументальный, эпический, подлинная вершина кинематографа Третьего Рейха, постигла печальная судьба: если бы в его…

  • (no subject)

    3 октября – тридцатилетие объединения Германии. Для немцев этот день, понятно, праздничный, а вот для нас? Сейчас, пересматривая фильмы исчезнувшей…

  • (no subject)

    Послесловие к «Собибору». Может показаться, что картина Хабенского плоха всем, однако это не так, поскольку даже из этих кинематографических руин…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments