Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Понятие
менталитета как следует опошлено, но, если присмотреться к тому, как разные народы решают сходные проблемы, нельзя не заметить уникального и специфичного.
Возьмём, к примеру, украинцев, столкнувшихся с сепаратизмом и, соответственно, необходимостью выработать какой-то модус вивенди. Грубо говоря, вариантов изживания этой беды у них было три.
Во-первых, раздавить вооружённой силой. Когда начальный наскок лета 2014 не удался и выяснилось, что за отпавшими регионами стоит Россия со всей её мощью, сценарий следовало корректировать.
Т.е. мы понимаем, что, для возвращения Донбасса, придётся сражаться с Российской армией, победить которую невозможно, но есть шанс нанести ей такие потери, что удержание «оккупированных территорий» окажется слишком затратным, а потому…
Да, наши потери при этом будут несоизмеримо больше – и людские, и материальные, но мы готовы пойти на это, потому что сохранение государственности и разгром сепаратистского мятежа стоит любых затрат: солдат и гражданских новых нарожают, а вот единую и соборную Украину нет.
Чтобы этого добиться, нужно провести реорганизацию армии, мобилизацию народа, модернизацию управленческих структур. Это – долгая и изнурительная работа, которую за нас никто не пройдёт. «Джавелины» – это только вишенка на торте, деталь, которая, при массовом патриотизме и готовности к самопожертвованию, малосущественна.
Во-вторых, если предыдущий сценарий можно обозначить как «Операция “Буря”», то этот – как «Хасавюрт». Т.е. мы не считаем Донбасс такой ценностью, ради которой можно похоронить целое поколение (время подготовки к реваншу и гибель лучших в ходе безжалостной бойни)
Потому, сохраняя свои претензии на отпавшие территории, мы отворачиваемся от них, удовлетворившись двумя вещами. Первая: это продолжающееся признание международного сообщества украинского суверенитета над отдельными районами Донецкой и Луганских областей.
Вторая: мир и спокойствие вдоль линии разграничения; войска обеих сторон возвращаются в казармы; никаких провокаций, диверсионных рейдов, партизанских налётов. Между нами – стена: как можно меньше слышать друг о друге, как можно реже пересекаться.
Нас разделила пролитая кровь, разделила надолго, если не навсегда, а потому, по крайней мере, с нашей стороны, не будет никаких сожалений и попыток примирения, налаживания политического диалога и экономических контактов. Вас для нас больше нет.
В-третьих, если навсегда отпускать не хочется, то можно попробовать построить «Витрину» или, как это называли в ФРГ, «Магнит». Т.е., отказавшись от силовых методов, постараться собственным примером доказать, что Донбасс, оттолкнувший Украину, совершил самую большую ошибку в своей истории.
Потому что процветающее, демократическое, европейское, толерантное, плюралистическое государство, каким неизбежно станет Украина в результате проведения радикальных всеохватывающих реформ, как бык овцу кроет непризнанные деградирующие самопровозглашённые образования, задыхающиеся на окраине стагнирующего Русского Мира.
Да, этот путь тоже не быстрый (ФРГ понадобилось сорок лет, чтобы внутренне разложить население ГДР, со свистом сдавшее в итоге «первое государство рабочих и крестьян на немецкой земле»), но не бесконечный, ибо, возвращаясь к сравнению из германской истории, возможности ЛДНР в деле собственного сохранения явно уступают режиму Эриха Хонеккера.
Капитуляция – мирная и добровольная – сепаратистских регионов, в случае успеха «Витрины», неизбежна, надо лишь планомерно её приближать, выигрывая войну за Донбасс не на территории ОРДЛО, но прежде всего в Киеве, который обязан превратиться в локомотив Новой Украины.
Итак, вот три рациональных сценария решения проблемы распада страны. Какой из них выбрать – дело национальной элиты и общественного консенсуса. Понятно, что идеального среди них нет и за каждый придётся заплатить, не скупясь и не торгуясь.
И, если бы украинцы ещё три года назад, когда, после разгрома в Иловайске, всё стало понятно, сделали свой выбор, то уже первые результаты осуществления конкретного сценария были бы налицо.
Но украинцы свой выбор не сделали, точнее, из всех возможных вариантов рационального разрешения вопроса они ни на одном не остановились, но принялись действовать в соответствии со своей внутренней склонностью, подчиняясь национальному инстинкту.
А инстинкт этот шептал, что в мире нет более упрямых существ, чем мы, украинцы, что мы можем замотать любое дело, любой план, любой замысел вечными своими проволочками и вилянием. Сегодня – да, завтра – нет. И так – годами. В конце концов, у наших партнёров не выдерживают нервы и они отстают от нас: «Поступайте как хотите, только бы с вами никогда не иметь больше дел».
Именно на этом расчёте и строилась вся украинская тактика последнего времени: кивать и соглашаться, продолжая тянуть резину, ожидая, что России, на которую давят санкции, это надоест, как, впрочем, надоест и США.
И тогда Украине просто отдадут Донбасс – буквально на блюдечке, потому что терпеть хохляцкое упрямство нет никакой мочи и лучше такой выход, чем многолетняя неопределённость, грозящая перейти в вечную.
Но, как выясняется, в эту игру могут спокойно играть двое: и украинское упрямство уравновешивается российской выдержанностью. Вы не торопитесь, мы тоже никуда не спешим. Санкции – неприятно, но не смертельно; очевидно, что они надолго, а значит, год или два в подвешенном состоянии – это вполне приемлемо.
Но что приемлемо для Москвы, не слишком, как выясняется, приемлемо для Вашингтона, которому необходимы ощутимые дипломатические прорывы, особенно на фоне неудач предыдущей администрации: мы разгребаем завалы Обамы.
И потому США не отворачиваются от Донбасса, но, как можно заметить невооружённым взглядом, усиливают давление на Киев, доходящее буквально до неприличия: голосование за два закона, без которых встреча Волкера и Суркова вообще теряет смысл, в Верховной Раде проходят в неурочную для таких мероприятий пятницу, буквально в последнюю минуту.
Что будет дальше? Дальше Москва и Вашингтон, взяв Украину в коробочку, добьются поэтапного осуществления Минских соглашений. Разумеется, это пройдёт негладко, с кризисами в Киеве и угрозами назначить досрочные парламентские и президентские выборы, но заданный тренд уже не переломить.
И, возвращаясь к вынесенным в начало национальным особенностям. Россия, столкнувшись с аналогичными вызовами, не стала упираться до последнего, но, испытав серьёзное унижение, всё же смирилась со своим Хасавюртом и в течение трёх лет принимала этот новый статус-кво, осознавая все издержки.
Впрочем, проводя сравнение Украины 2010-х и России 1990-х в пользу России, следует заметить, что нам было в какой-то степени проще отступить и не требовать продолжения войны любой ценой, потому что тогдашние политические элиты не были так завязаны на патриотические спекуляции, как завязаны на них элиты украинские.
Отбери у украинского политика борьбу за национальный суверенитет и территориальную целостность (что неизбежно в случае замораживания каким бы то ни было способом Донецкого кризиса), что у него останется?
Tags: Украина
Subscribe

  • (no subject)

    Очередная круглая годовщина Декабристского путча сопровождалась, как и положено в таких случаях, дискуссиями о том, что было бы, коли мятежникам…

  • (no subject)

    О советской цензуре. Читаю вышедшую во второй половине 70-х годов прошлого века в респектабельнейшем издательстве «Наука» книжку, чей тираж, менее…

  • (no subject)

    Послесловие к «Французу». Поскольку без недостатков и недоработок обойтись невозможно, то вот мои претензии к картине Смирнова, которые, конечно, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments