Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
«Салют-7».
Кинокартина Клима Шипенко на популярную в последние годы тему покорения космоса Советским Союзом примечательна перманентным внутренним конфликтом, разворачивающимся на глазах зрителей с первых секунд экранного времени.
Конфликт этот – не между персонажами или олицетворяемыми ими идеями, но между слоями реальности, с которыми вынуждены взаимодействовать авторы фильмы. Иначе говоря, «Салют-7» состоит из двух частично пересекающихся горизонтов: реальная история реанимации фактически погибшей космической станции и презентирование этой истории в рамках современного кинодраматургического дискурса.
Горизонты эти, местами сопрягаемые, чем дальше, тем больше расходятся, не желая друг с другом коммутировать ни в какую. Т.е. даже если история спасения правдива хотя бы на одну десятую, то этого уже вполне достаточно, чтобы снять исключительно напряжённую, волнующую, предельно эмоциональную ленту, которую не надо ничем разбавлять или тем более улучшать.
Но, к сожалению, авторы остаются глухи к суровой правде материала, и им кажется мало просто показать, как два человека летят практически на верную смерть, чтобы, если каким-то чудом удастся пристыковаться к болтающейся на орбите станции, раскочегарить заиндивевшие механизмы, запустить отключенные системы и починить вышедшие из строя узлы, руководствуясь чутьём и малополезными советами с Земли, – совершив абсолютно невозможное.
Сам по себе подвиг представляется создателям не слишком значительным, и потому его приходится нагружать сторонними линиями, пускаясь в совершенную вампуку. В ход идёт и лирика (сдержанная любовь супругов Федоровых, ведущих умеренно крамольные разговоры ночной порой), и политика (высшее руководство страны настолько параноидально, что всерьёз опасается, как бы американцы не утащили «Салют-7» с орбиты в качестве трофея), и психология (члены экипажа поначалу относятся друг к другу не очень, холодок напарников заметен невооружённым глазом, но постепенно из двух индивидуумов всё же выстругается коллектив единомышленников).
Всё это, безусловно, не идёт на пользу «Салюту», превращая первую половину картины в мучительное продирание через голливудские штампы к настоящему. Однако, когда, спустя время, главным становится противостояние человека и машины, когда ставка этой схватки – не только сохранение ценного аппарата орбитальной группировки, но и жизнь самих космонавтов, фильм заметно прибавляет, решительно удаляясь от провала.
Стоит только экипажу заняться своим прямым делом, и то, что в иных обстоятельствах могло показаться дурновкусием или откровенной халтурой, воспринимается как обоснованное и достоверное.
Лично у меня нет претензий по поводу курящего Федорова (всё равно умирать в этом железном гробу – часом раньше, часом позже), ни по поводу выпивки (известное дело: космонавты – тоже люди), ни поводу кувалды (для кульминации необходим запоминающийся зрительный образ; станция оживает не после утомительного ковыряния в проводах и десятков фальшь-стартов, но под могучими ударами спецмолотком), ни по поводу пролетающего мимо «Челленджера» с отдающими честь астронавтами (сильное сопоставление судеб двух космических аппаратов; естественное братство людей, оказавшихся на орбите в полном одиночестве)…
Эти, на мой вкус, не «заусеницы» сценарного полотна, но оправданная авторская вольность, работающая на главный результат – в отличие от пошловатых попыток утеплить и обуютить персонажей, перенося на людей середины 1980-х наши нынешние представления о должном.
И, разумеется, говоря о «Салюте-7», нельзя пройти мимо того, почему Советская власть не использовала этот абсолютно фантастический сюжет в деле патриотического воспитания. Восстановить мёртвую станцию – там, на космической орбите! – это настолько невероятно и невозможно, что гордость за страну и советских людей должна просыпаться даже у самых отпетых диссидентов: «Да, гонка на лафетах и доставшие всех коммуняки, но ведь смотрите, что мужики сотворили, ведь можем мы, русские, когда захотим, когда упрёмся!»
Но Советская власть проигнорировала этот шанс, который был, для середины 80-х, не таким уж щедрым, учитывая нарастающий износ Системы и, соответственно, дефицит вдохновляющих примеров.
Почему это было сделано, понятно: изначальная установка на полную безопасность советской космической программы, в которой по определению не может быть сбоев, тем более такого масштаба (с угрозой потери целой космической станции, плацдарма СССР на орбите).
Соответственно, в Багдаде всё спокойно, и экипаж «Союз Т-13» оправляется в плановый полёт, а не на срочное разруливание самой масштабной со времён гибели трёх космонавтов в 1971 году аварии.
Для чести государственного мундира такая политика тотального умолчания была, по-видимому, правильной: советский космос – это идеальный космос, в котором ничего чрезвычайного не происходит, залогом чему, во-первых, совместные полёты с иностранными космонавтами от Франции до Вьетнама, во-вторых, неудачи американцев, например, гибель «Челленджера».
Расплата за это – неизбежное падение народного интереса к полётам. Если они на орбиту катаются, как на экспрессе, без задержек и аварий, то, с какого-то момента, этот парад успехов начинает восприниматься как должное и, следовательно, неволнующее.
Волга впадает в Каспийское море; советские космонавты благополучно вернулись с орбиты и представлены к правительственным наградам, – кому здесь эмоционально сопереживать, если вождение автомобиля сопровождается большим риском.
По счастью, сейчас этот перекос исправляется, и, благодаря, в частности, фильму «Салют-7», эта профессия возвращает себе утраченный респект, а значит, затеянный каналом «Россия 1» проект был создан не напрасно.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    О миролюбии. Годы, проведённые в детском саду, в средней школе (высшая школа, пожалуй, на это оказывает меньшее влияние), формируют одну любопытную…

  • (no subject)

    Году в 87-м мы всей семьёй отдыхали в славном районе южной столицы России – местечке Хосте. Время тогда было советское, пансионатов на всех не…

  • (no subject)

    В одной из студенческих компаний столкнулся за столом с Мариной – вертлявой, капризной, непрерывно смолящей девушкой, в недорогом костюме, заметно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments