Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Матильда».
Этот, пожалуй, самый ожидаемый и громкий фильм Алексея Учителя принято ругать – и до просмотра, и после. Хочется отойти от этого обычая, но вряд ли получится, поскольку, вопреки тайной надежде, «Матильда», именно как кино, к сожалению, не вытанцевалась.
И это по-настоящему обидно, поскольку – во время просмотра, особенно когда пошли титры с указанием разного рода ателье, специализирующихся на воспроизведении ушедших эпох – было заметно, что съёмочная команда действительно старалась, чтобы было здорово.
И, с точки зрения картинки, к «Матильде» не подкопаешься: ярко, сочно, насыщенно. Потому, если бы Учитель ограничился одним лишь тизером, его фильм мог считаться в числе лучших лент года. Но, опять же к сожалению, Алексей Ефимович взялся за полный метр, а на эту дистанцию его катастрофически не хватило.
Можно сделать над собой усилие и постараться не заметить крайне специфического изображения повседневной жизни российской монархии конца XIX века. Удивительная свобода нравов и полное отсутствие прислуги поначалу смущают, но к этому нетрудно притерпеться.
Однако чего нельзя элиминировать окончательно, так это – скуки и явной затянутости картина, которая длится на полчаса дольше, чем это оправдано драматургически. Начинавшаяся как эротическая сказка в ретродекорациях, к середине «Матильда» превращается в клон «Осеннего марафона», где Николай Александрович Бузыкин мечется между двумя бабами – страшненькой немкой и пробивной полькой, попутно выясняя отношения с матерью, чего в оригинальной ленте, как известно, не было.
Идею сделать фильм о борьбе долга с чувством и, соответственно, о победе первого над вторым трудно порицать: у каждого из нас в жизни случалось нечто похожее. Но подавать этот поединок как однообразные качели: я с Матильдой, я не с Матильдой, нет, я снова с Матильдой – и так до самого финала, – есть проявление творческой немощи сценариста.
(Судя по фигурирующему в титрах явному псевдониму «Александр Александров», Учитель лично взялся за перо, не сумев подать эту, в общем, несложную ситуацию более или менее динамично, вследствие чего в картину пришлось срочно вводить малоубедительные линии с участием Парфёна Рогожина одержимого поручика Воронцова.)
Хотя, повторюсь, чувствовалось, что люди старались, и «Матильда» – это не острое разоблачение Николая Второго с намерением доказать неизбежность крушения Империи в 1917 году, но по-своему трепетное повествование об оказавшемся в невыносимом положении человеке, который обязан идти по стопам предков, взвалив на себя неподъёмную ношу.
Если пытаться задним числом спасти историю, которая могла бы выстрелить, будь Главный сценарист чуть искуснее, то направление коррекции видится следующим. Учитель, сведя цесаревича и Матильду телесно уже в первом акте, своими руками уничтожил всё потенциальное напряжение.
Герои Учителя, приноравливаясь к вкусу современной аудитории, совокупляются напропалую вместо того, чтобы испытывать обоюдную страсть – на расстоянии. Николай сходит с ума, но не может к ней приблизиться; Матильда сохнет и чернеет от мысли, что им не суждено даже на одну минуту остаться наедине друг с другом.
Соответственно, картина оказывается историей не про внебрачную связь, которую пришлось прервать, потому что мужчина обзавёлся супругой и та не поощряет адюльтер, но про погибшую любовь, прекрасную и невозможную… А вместо этого – «Застегни мне платье, я тороплюсь на репетицию».
Потому Николаю и Матильде трудно сочувствовать. Одно дело, если бы между ними ничего никогда не было и уже не будет, потому что «всё могут короли, но…» И совсем другое – многолетнее (в фильме старательно уходят от чёткой временно привязки, но координаты всё же заданы: крушение у станции Борки и коронация, т.е. около восьми лет) сожительство, которое не может не наскучить обеим сторонам.
Странно, что Учитель этого не замечает, с поразительным упорством продолжая снимать картину про то, как молодой мужчина, понимая, что пора остепениться, решает вдоволь нагуляться перед свадьбой, чтобы потом было что вспомнить – в дружеской компании.
И, вместо трагедии двух влюблённых, нас встречает вполне буржуазная по своему содержанию развязка: Николай находит женщину, которая разделит с ним все тяготы управления родительским наследством; Матильда, заработав репутацию роковой красотки, оставляет балет, который был всего лишь средством удачно выйти замуж.
И зачем вокруг этой совсем по-бюргерски сентиментальной картины подняли такую религиозно-политическую бучу?
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    «Пришла и говорю». Этот музыкальный фильм с участием Аллы Пугачёвой отнесли к числу худших картин 1985 года, несмотря на неплохие прокатные…

  • (no subject)

    «Опасный элемент». Биографическая картина о Марии Склодовской-Кюри, от которой не ждёшь ничего особенного, ибо подобный жанр давно и хорошо…

  • (no subject)

    Фильм «Бриллианты для диктатуры пролетариата», снятый в 1975 на студии «Таллинфильм» Григорием Кромановым – один из тех нечастых примеров, когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment