Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Легенда о Коловрате».
Российское кино отдаёт столетней давности. Первый – и он же последний – фильм об Ордынском иге и борьбе с монголами был снят в 1909 и с тех пор, несмотря на разные попытки, ничего подобного сделано не было.
(«Захар Беркут» и «Даниил Галицкий» – это работы украинских кинематографистов; «Орда» – при всей её значительности, это история о том, что происходило внутри Золотой орды мира; в «Андрее Рублёве» монголы появляются, но это – начало XV века и частный набег.)
И вот теперь – получилось. Впрочем, не сразу. Я имею в виду и долгий путь проекта к зрителю (первые сообщения о том, что снимают про подвиг Евпатия, появились несколько лет назад, так что успели даже позабыться – мало ли картин застревает на полдороге), и трудные начальные сцены, когда казалось, что негодование хулителей вполне справедливо: фильм рухнет.
Но «Легенда…» выстояла и откровенно порадовала, вопреки, впрочем, некоторым странностям, главная из которых – недуг центрального персонажа, у которого случаются регулярные провалы в памяти.
(Стоит отметить, что эту телесную слабость Евпатия сценаристы удачно обыгрывают, превращая из обузы (учебники требуют, чтобы у героя были траблы, чёрт с ними – будут вам траблы) в один из моторов сюжета, пристраивая дополнительные линии к основной – противостоянию с врагом.)
В остальном, если приноровиться к странностям (провальная актёрская игра второстепенных персонажей; грубовато воткнутая эротика; лишние и легковесные реплики), то дальше будет просто, тем более, что, по счастью, предвоенная жизнь заканчивается и разворачивается жёсткое рубилово – до последнего буквально кадра.
По поводу рубилова. Снимая фильмы о войнах первого поколения (т.е. по преимуществу с использованием холодного оружия), есть опасность скатиться в утомительную однообразность поединков на мечах.
В «Легенде…» ничего этого нет, поскольку батальные сцены предельно скрупулёзно продуманы – так, что ощущения «Где-то я это уже увидел, причём на текущем сеансе» не возникает: всю дорогу машут мечами, но это ничуть не надоедает, напротив, увлекает и вдохновляет.
По поводу монголов. Обычно кочевников изображают малоосмысленной массой, скверно одетой, недисциплинированной и потому несерьёзной и неопасной. Армия Батыя, который здесь – откровенная звезда в своём наряде с вышитым драконом и провокационном макияже, это – слаженная, всепобеждающая машина, которая ничуть не смущается ни чужого сурового климата, ни непривычного рельефа.
Генерал Мороз, который должен был быть на стороне русичей, монголам абсолютно нипочём: они проводят разведку, маневрируют, сосредотачиваются, осаждают и берут города, совершенно не обращая внимания на то, что это – не Великая степь летом, а Северо-восточная Русь зимой.
Отдельный повод для радости – за рязанцев. Рязани не повезло дважды. Во-первых, как княжеству, находящемуся на окраине Русской земли, которое в течение столетий подвергалось постоянным набегам степняков и потому не могло претендовать, как прикрытая той же Рязанью Москва, на то, что бы объединить вокруг себя распавшиеся уделы.
Во-вторых, неизвестно, по какой причине, Рязань в обывательском мнении представляется местом исключительно отсталым и дремучим, этаким всероссийскими Ебенями, где, по слову поэта, «сами под образами семьдесят лет в Рязани… жили, как при Тарзане».
«Легенда…» возвращает долг этой земле. Во-первых, Рязань (Старая, разумеется, не Переяславль-Рязанский, но тем не менее) оказывается большим, красивым, богатым городом, который ничуть не теряется даже на фоне Владимира-на-Клязьме.
Во-вторых, рязанцы – это соль Русской земли, отважные воины и настоящие патриоты, которыми мало того, что первыми приняли на себя удар Батыевой орды, но сознательно выбрали смерть, чтобы остальные княжества успели приготовиться к отражению удара врага.
И потому сцена, когда отряд Евпатия истово радуется, что враг развернул свои колонны и, вместо Владимира или Мурома, идёт сюда, чтобы раздавить эту горсточку смельчаков, есть символ рязанского характера.
Резюмируя. Фильм однозначно получился, причём получился не только потому, что великолепен аудиовизуальный ряд, но ещё и потому, что авторы продвигают правильные идеи: русский человек сражается не от того, что ищет себе славы, прижизненной или посмертной, добычи, пленными или мягкой рухлядью, но от того, что он – последняя преграда на пути могущественного непобедимого зла, которое рано или поздно споткнётся – не об этого воина, так о следующего.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Когда, знакомясь с историей создания сценария Козинцева и Трауберга «Карл Маркс», наткнулся на одно из замечаний главного заказчика секретаря ЦК…

  • (no subject)

    Пересматривая сейчас, в связи с известными событиями на фронте расовой цензуры, «Унесённых ветров», не можешь не поражаться, сколь трудную, почти…

  • (no subject)

    Фильм «Куба» режиссёра Ричарда Лестера считается, и совершенно справедливо, провальным, однако знакомство с ним может быть полезным, ибо оно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments