Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Описанный
Джорджем Оруэллом механизм существования ангсоцевской печати, когда – буквально в течение одного дня – выходили новые издания, в которых сообщалось, что Океания воюет с Евразией и никогда не воевала с Остазией, хотя накануне утверждалось ровно обратное, казался мне всегда яркой и талантливой – но всё равно гиперболой.
«Этого, безусловно, не может быть, потому что у людей память всё же твёрже, чем у аквариумной рыбки», – таков был мой категоричный вердикт относительно этого, едва лине самого запоминающегося эпизода из романа «1984».
Однако, спустя какое-то время, мне пришлось убедиться, что Оруэлл, если и преувеличивал, то совсем чуть-чуть: полностью сохраняя суть описываемого явления, он был излишне оптимистичен насчёт темпов.
Как это случилось? Мне в руки попал учебник по немецкому языку для одиннадцатого класса, выпущенный в 1993-м, т.е. через три года после объединения Западной и Восточной Германии и через два года после распада СССР.
Срок, в общем, не самый большой, но, готовя к изданию книгу, её авторы сумели радикальнейшим образом переработать её содержание так, что ГДР в учебнике не упоминается ни разу. СССР повезло чуть больше: прилагательное «советский» всё же мелькает, но лишь там, где речь идёт о борьбе с фашизмом и Второй Мировой.
Я, может, и не обратил бы внимание на это изъятие (жизнь меняется, какие-то темы уходят на второй план), если бы не помнил со школьных времён, что в курсе немецкого языка именно ГДР была всегда в центре внимания.
В этом отношении советскому образованию повезло: тогда как для изучающих английский язык волей-неволей приходилось рассказывать о буржуазных англо-саксонских странах, и тут героическая борьба британских и американских коммунистов погоды не делала, с «немцами» всё было иначе.
Социалистическая ГДР снимала потенциальную напряжённость: можно было с головой погружаться в зарубежную действительность, не опасаясь чужого идеологического влияния или фальшивых прелестей капиталистического строя, отгораживаться от которых приходилось привлечением прогрессивных авторов, раскрывающих мрачные страницы жизни там, где пролетариат ещё не победил.
Иначе говоря, ГДР – её социальные и государственные структуры, культура, история, демографические пласты – были альфой и омегой преподавания немецкого языка в СССР, и вдруг, считанные годы спустя, эту альфу и омегу изымают из учебного курса – подчистую.
Чтобы оценить масштаб люстрации, нужно представить, как если бы английский язык преподавался без упоминания Британии, а французский, соответственно, Франции (при том, что технически это вполне возможно: на примере той же Африки, где хватит и франкофонных, и англофонных государств).
Причём, и это любопытный герменевтический опыт, тотально изгнать ГДР, по причине малого срока, когда часть текстов на замену просто не успевают сочинить, следы социалистической Германии ещё остаются – в отдельных упражнениях, апеллирующих к той, дооктябрьской действительности, которой, разумеется, нет места в объединённой стране.
Понятно, что изучающим ненавистный или, по крайней мере, дико скучный язык одиннадцатиклассникам было всё равно, но у авторов, безжалостно кромсающих свой учебник, должно же было шевельнуться некоторое недоумение: мол, наши учащиеся ведь не полные дураки, они, виртуально погружаемые в ГДР с первого года штудирования немецкого, должны заметить это исчезновение…
Но, по-видимому, недоумение не шевельнулось, сработал чисто оруэлловский инстинкт: государство существует – помещаем его в книжку, государство исчезло – изымаем его из книжки, словно бы его никогда и не было.
Словом, Оруэлл был прав, и я раскаиваюсь, что некогда ставил его гений под сомнение: прошлое действительно вычищается до полного забвения, до забвения о забвении.
Tags: Германия
Subscribe

  • (no subject)

    В копилку бесполезных фактов. Задумался о том, что означает рубленое слово «Наган» в названии знаменитого револьвера. Оказалось, так по-русски…

  • (no subject)

    Фамилия основателя научного коммунизма в оригинале пишется Marx. Нетрудно предположить, что изначально она звучала как Marks, но впоследствии…

  • (no subject)

    Язык расставит всё по своим местам – главное не мешать ему и спокойно дождаться. Вот ещё один пример. Долгое время однополая любовь, преимущественно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments