Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Фильм «Небо. Самолёт. Девушка»
очень долго, выражаясь по-современному, мне заходил. После первого просмотра я его категорически не принял, раздражённый на долгую претенциозную сценарно-режиссёрскую муть. После второго – немного смягчился, начав находить в нём свои – по сравнению с исходной пьесой Радзинского и картиной Натансона – достоинства.
И только спустя время, изрядно поразмыслив и совершив немалое усилие по борьбе с собственными гендерными стереотипами, я могу с чистым сердцем утверждать, что это замечательное тонкое женское кино, причём в перечислении предикатов акцент должен был сделан именно на «женское».
Что возмущало меня прежде? Образ главной героини, стюардессы Лары, которая, на мой взгляд, была инфантильная дура, склонная к странным, нелепым, алогичным поступкам. Ну, познакомилась ты с симпатичным журналистом Георгием, ну, понравился он тебе (могутный Дмитрий Орлов с голосом Хабенского не может не понравиться) – живи и радуйся, без разыгрывания сцен и прочего истеричного театра.
Но Ларе же этого мало, ей нужна драма, потому она срывается с места, летит в какие-то ебеня за своим журналистом, не предупредив его; естественно, он в отлучке, встретиться им не получается; Георгий – совершенно справедливо – отчитывает Лару; Лару вроде как соглашается с его правотой, но что-то в их отношениях надламывается – и довольно скоро они расстаются.
Тупость – потерять видного мужчину, одного если не на миллион, то на сотню тысяч, из-за собственной прибабахнутости? Конечно, тупость, причём оголтелая. И отчего авторы картины на стороне Лары, которая своими руками загоняет себя в пике? Потому что они – такие же дуры…
Но это – если смотреть с мужской точки зрения, рациональной и функциональной, для которой любовь, т.е. отношения по схеме «М – Ж», есть один из сюжетов в долгой судьбе, причём отнюдь не главный.
А если взглянуть с женской точки зрения? То, что Лара, после множества неудач, после долгих лет разочарований и одиночества, вдруг встречает Георгия, который не просто ей симпатичен, но достоин самой искренней, самой преданной любви, – это чудо.
Настоящее чудо, свершившееся в холодном, равнодушном, колючем мире, где никакие чудеса, как сумела убедиться Лара за все эти годы безлюбия и тоски, невозможны. А если это чудо, невероятное, фантастическое, волшебное, то оно не может ограничиваться только размерами её спальни, но должно действовать повсюду – буквально на всей земле.
Т.е. то, что для нас выглядит как самоослепление, когда любой вменяемый человек на раз-два-три объяснит, что ничего из этой безумной затеи не получится, потому что это взрослая жизнь, в которой нет места сказкам, для Лары, напротив, само собой разумеется.
Если теперь её существование определяется Чудом (именно так – с прописной буквы), то теперь она полностью в руках этого Чуда, она ведома им – мимо всех неприятностей, бурь, досадных обстоятельств и чужих оплошностей.
Поэтому Лара не просто может, но должна рвануться на другой конец страны к Георгию, не поставив его в известность, не скоординировав их планы, не состыковав графики, и она его непременно встретит – вопреки всем препятствиям, потому что, раз в её жизни состоялось главное Чудо, то и всё остальное будет происходить под воздействием этого события.
Однако, как мы знаем, Лара Георгия не встречает, но не это оказывается фатальным для их любви. Георгий, вместо того, чтобы понять состояние и настроение Лары, для которой порыв – за тысячи километров к возлюбленному – единственно возможен, отчитывает её, как заигравшегося ребёнка, и тем самым развеивает всю магию.
Никакого Чуда нет, ничего принципиального в их жизни не изменилось, они как были пленниками реальности и заведённого распорядка, так ими и остались; любовь, которую Лара принимала за великое преображение, обманула.
Никакой любви у них с Георгием не было, это она себе напридумывала, то, что длилось эти несколько недель, называется гораздо скромнее и обиднее: интрижка. Ещё одна – в дополнение ко всем, которые были в прошлом и которые она также поначалу принимала за любовь.
Но самое печальное – и это делает рассказанную в фильме историю по-настоящему трагической – в том, что Георгию абсолютно невозможно объяснить, что произошло с Ларой и что она переживает: «Эй, ты куда, нормально же общались».
Со своей колокольни, он ничего скверного не совершил: просто объяснил, как себя надо вести, грубого слова не сказал, а у неё блеск в глазах навсегда потух; вот как с этим женщинами обращаться – сплошное минное поле.
Вот про это минное поле в отдельно взятой женской голове и сняли сценаристка Литвинова и режиссёр Сторожева своё кино: в том числе и для предупреждения мужчин, которые и не догадываются, насколько всё запущено.
Tags: Феминное
Subscribe

  • (no subject)

    Максима «Бойтесь своих желаний: они могут сбыться» ещё раз подтвердилась, теперь уже кровавым и трагическим образом в истории Анастасии Ещенко,…

  • (no subject)

    Фильм «Горькая луна», который можно было бы истолковать как проповедь гуманизма, в действительности хорош иным, ибо на его примере барышни, из числа…

  • (no subject)

    Патриархальные ценности сейчас, сообразуясь с духом времени, принято третировать, но, если присмотреться, настолько уж они ужасны, как о том любят…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment