Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Любопытно,
как строго коррелирует слабость центральной власти и дерзость региональных властей.
Осень 1995 года. Россия увязла в войне на Кавказе; престиж Москвы – после новогоднего штурма Грозного и Будённовска – ниже низкого, а значит, можно позволить себе то, что прежде казалось немыслимым.
Например, развернуть строительство мечети в Казанском кремле – памятнике архитектуры федерального значения. Понятно, что в тот момент, когда центральное правительство не могло похвастаться успехами в деле укрепления российской государственности, никто спорить с президентом Татарстана по такому мелкому поводу не стал бы.
Достаточно было того, что республика провозгласила собственный суверенитет и открыла посольство в Москве: на фоне этой коллизии (Татарстан уже точно не Россия или он ещё немного Россия), разрешение которой не представлялось возможным (силой подавлять нельзя, по доброй воле Татарстан от новообретённого не откажется), градостроительные инициативы Шаймиева казались мизерным злом.
Хотя, если смотреть на них из дня сегодняшнего, когда Федерация стоит довольно крепко и сецессией, немедленной или чуть отдалённой, никто не угрожает, заход главы Татарии был мощный: Минтимер-ага валил Российское государство дуплетом.
Во-первых, и это было на поверхности, мечеть назвали в честь руководителя обороны Казани против войск Ивана Грозного в октябре 1552 года. До сих пор в Татарии чествовали русских воинов, павших в борьбе за присоединения ханства к России, теперь пришёл черёд их противников.
Потому инициатива Шаймиева – это, если переводить на язык XVIII века, всё равно как ставить в Санкт-Петербурге памятник подполковнику Аполлову, коменданту крепости Ниеншанц, павшую под напором армии Петра Великого в мае 1703.
Но на этом неприятные сюрпризы не заканчиваются, и возникает «во-вторых»: мечеть Кул-Шариф – это первая мечеть на территории Казанского кремля с середины XVI века, т.е. со времени завоевания ханства Иваном Грозным.
Стоит оценить этот не лежащий на поверхности символизм, который, однако, не перестаёт от того быть болезненно-острым. Четыре с половиной столетия на кремлёвском холме, где с середины XV века стояла казанская цитадель, не было мечети: те, что возвели ханы за время существования своей державы, были срыты после победы русских, новых, понятное дело, не строили.
И не могли строить просто потому, что Казанский кремль был административным центром провинции, где ничего не должно было напоминать о прежних властителях и чужой вере. Более того, татар вообще переселили из городского посада в отдельную слободу, проживание в которой до эпохи Екатерины II сопровождалось существенными ограничениями.
Мечети в татарской слободе возводили, но их регулярно сносили казанские духовные и светские власти, так что первая, после присоединения Ханства к России, каменный молельный дом появился в городе только во второй половине XVIII века.
И вот теперь – вопреки гонениям царских, императорских и советских властей – мечеть возвращается в историческое сердце города, существенно меняя облик Казанского кремля и утверждая равенство двух конфессий, которые прежде непросто уживались на одной земле.
Это – серьёзная подвижка не только на туристической карте татарстанской столицы, но и зримое подтверждение того, что провозглашённый суверенитет не есть одна лишь декларация: четыре с половиной столетия татары не могли о таком и мечтать, а Шаймиев добился.
Соответственно, следующий крупный проект на мемориальном фронте – празднование в 2005 «тысячелетия» Казани (после того, как в 1977 собирались отмечать 800-летие, но не сложилось) – стал естественным продолжением начатого сооружением Кул-Шарифа тренда.
Если центральное правительство не способно дать по рукам любителям переиграть прошлое («Грозный царь, вставай: Ханство оживает»), то отчего бы и не поэкспериментировать с хронологией, удлиняя родословную чуть ли не до Адама.
Tags: Религия
Subscribe

  • (no subject)

    Задумался, отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего…

  • (no subject)

    Чем важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного…

  • (no subject)

    Главным проблемоприобретателем нынешнего кризиса оказывается, безо всякого сомнения, Владимир Путин. Проблем этих на текущий момент насчитывается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments