Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Довелось намедни
пересмотреть советский приключенческий фильм «Земля Санникова».
Прежде я относился к нему чуть снисходительно, полагая его слабым закосом под подлинно драйвовые картины, посвящённые поискам затерянных цивилизаций и прочих утраченных ковчегов.
Единственным светлым пятном в этой второсортной работе виделся саундтрек, который искупал все прочие недостатки: да, тот самый «Миг между прошлым и будущим», неизменный номер для всякого ностальгического концерта.
Однако на этот раз «Земля Санникова» открылась мне с новой – и весьма неожиданной – стороны, а именно – с постановочной. Оказалось, что два режиссёра-дебютанта, Альберт Мкртчян и Леонид Попов, которых трудно было заподозрить в изобретательности и профессиональной изощрённости, сумели проявить недюжинное мастерство, заставляющее сейчас говорить о них с восхищением.
В чём это проявилось? В том, как был построен первый – вводный – акт картины, разворачивающий предысторию похода к Земле Санникова. По сюжету действие происходит в начале ХХ века (упоминается проданная Аляска, на которой нашли золото; неудачная экспедиция барона Штолля (прототип Эдуард Толль); политический террор – но без революции).
Соответственно, перед режиссёрами стоит задача показать место действия (северный русский порт, которым может быть, например, Архангельск, но не Романов-на-Мурмане) в адекватном антураже.
Как они её решают? Первая сцена: гранитные мостки, публика в ожидании прибытия лодки с телом погибшего барона. Баркентина, с которой прибывает лодка, снимается отдельно, но монтажно кадры сливаются. Натура.
Вторая сцена. Дом золотопромышленника Трифона Степановича, которого главный герой Ильин уговаривает профинансировать поиски Земли Санникова. Интерьер.
Третья сцена. Ресторан, где гуляет компания Крестовского. Ильин ссорится с Крестовским и таким образом с ним знакомится. Интерьер.
Четвёртая сцена. Подножие Часовой башни в Выборге, взобравшись на которую Крестовский должен выиграть своё жестокое пари. Башня упорно снимается под углом, площадка у её подножия – предельно крупно, из чего становится понятным, что это не поиск особо выразительного ракурса, но стремление не зацепить в кадр современные постройки. Натура.
Пятая сцена. Дом золотопромышленника Трифона Степановича. Продувная бестия Трифон отправляет незадачливого Игнатия открывать неизведанную землю, а на обратном пути – кончить своих товарищей. Интерьер.
Шестая сцена. Ильин со своей прекрасной возлюбленной ссорится на уже знакомых гранитных мостках, которые в данной сцене изображают океанский берег, раскрывая непоседливый характер главного героя, для которого риск навсегда сгинуть в ледяных ебенях слаще, чем мещанское уютное счастье. Натура.
Седьмая сцена. Публика на тех же гранитных мостках провожает баркентину «Святой Пётр» в поход на далёкий север. Беснование граждан снимается с воды, отчего создаётся эффект отчаливания корабля, хотя баркентина, появляющаяся в следующем кадре, находится далеко от берега, что очередной раз свидетельствует о том, что сцена раздельна не только по времени, но и пространству. Натура.
Далее артист Даль голосом Олега Анофриева поёт знаменитый шлягер и, собственно, начинается основная история, разбор которой выносится за скобки, хотя и в ней хватает любопытного в смысле экономии отпущенных Госкино средств.
Итак, в семи вводных сценах (герои только представляются друг другу, взаимоотношения между ними проявятся позже) у нас трижды использован интерьер (дважды одна и та же локация), четырежды – натура (три раза та же локация). Единственный раз, когда авторы задействовали исторические здания, был в сцене с Часовой башней, но при этом не было ни долгих проездов, ни проходов по улицам, для чего пришлось бы их декорировать – под эпоху.
Исключительный минимализм и скаредность, которые при этом оборачиваются, если попытаться задним числом, когда фильм кончился, описать впечатления, исключительным же визуальным богатством.
По крайней мере, я, спроси меня об этом, стал бы рассказывать о большом и шумном порте, из которого уходил «Святой Пётр», о приготовлениях и сборах к этой экспедиции, включая погрузку прямо в порту, о флигеле, в котором ссыльный Ильин разрабатывал свои планы…
Этого, разумеется, показано не было, но оно, по причине грамотно выстроенного материала, естественным образом подразумевалось, а значит, мне, чтобы его увидеть, не надо было напрягаться: оттолкнувшись от предоставленных режиссёрами кадров, фантазия достроила сама.
Т.е. Мкртчяну и Попову, у которых в финансовом отношении была дыра в кармане и вошь на аркане, удалось завлечь меня в эту игру, когда, поверив в предлагаемые обстоятельства, поданные, повторюсь, предельно скупо, я стал работать за них, с лёгкостью закрывая обнаруживающиеся лакуны.
Что это – если не абсолютное владение тайнами профессии, владение тем более удивительное, что для Мкртчяна и Попова это была первая полнометражная лента, которая, что существенно усложняло задачу, была посвящена событиям семидесятилетней давности?
Tags: Искусство
Subscribe

  • (no subject)

    Наши украинские друзья трактуют итоги выборов в Армении как очередное триумфальное поражение России. Понятно, что им нельзя и дня прожить без…

  • (no subject)

    Идущая полемика по поводу судьбы Никола Пашиняна, которому то ли оставаться у власти, то ли отправляться в тюремную камеру, понятна, но не слишком…

  • (no subject)

    Чтобы верно оценить, являются ли подписанные в ночь на 10 ноября соглашения об урегулировании конфликта в Арцахе поражением России или нет, следует…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments