Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Израиль
последние семьдесят лет принято хоронить, соответственно, все мрачные прогнозы по поводу его будущего мало чего стоят, однако последние события в регионе навевают весьма нехорошие предчувствия.
Речь идёт, разумеется, о потерянном в бою с сирийскими ПВО самолёте F-16I. И дело тут не только в том, что самая последняя модификация, созданная специально под нужду и требования ВВС Израиля и не в том, что авиации еврейского государства удавалось тридцать пять лет держать сухой счёт в матче против иностранных зенитчиков, но в том, что у Тель-Авива категорически кончаются аргументы в отношениях с соседями.
Первым Израиль, в качестве такого аргумента, лишился сухопутных войск. Вторая Ливанская война показала, что в противостоянии с арабскими армиями больше у ЦАХАЛ блицкригов не будет.
Если прежние войны строились примерно по одному и тому же сценарию (дебютное боестолкновение; арабы несут потери, ошеломлены и испуганы; преследование отступающих и сбор трофеев), то теперь израильский противник демонстрирует упорство, умение обороняться в условиях вражеского превосходства в авиации и артиллерии, а также способность наносить чувствительные удары в ответ.
Можно сказать, что Вторая Ливанская – дела давно минувших дней, политическая авантюра слабого премьера и вообще уроки из той неудачи извлечены и все дыры залатаны, однако следующая крупная операция израильских сухопутных войск, состоявшаяся спустя восемь лет и уже при другом премьере, результатами тоже, увы, не впечатляет.
За месяц с лишним боёв израильтяне, мобилизовав восемьдесят две тысячи резервистов, потеряли шестьдесят шесть своих солдат; площадь самого Сектора Газа составляет 360 квадратных километров.
Стоит ли говорить, что и после проведения «Несокрушимой скалы» в 2014, как и более раннего «Литого свинца» в 2009 (тогда, кстати, потери ЦАХАЛ были значительно меньше), ХАМАС отнюдь не разгромлен и чувствует себя вполне уверенно – как и «Хизболла» в Южном Ливане.
Соответственно, на роль основного сдерживающего фактора в этих условиях выдвигались ВВС (ядерное оружие, которое не может быть использовано регулярно, таковым, разумеется, не является), чья статистика, в отличие от сухопутных войск, была до 10 февраля идеальной.
Что изменилось теперь? Можно было бы сказать: «Миф о неуязвимости израильской авиации оказался развеян», но оставим в стороне пафосные заявления: рано или поздно потери несут все, в том числе и лучшие ВВС мира.
Гораздо болезненнее для Израиля не имиджевые потери (кто не видел фотографии упавшего истребителя!), но неизбежное изменение тактики воздушной войны. Если прежде, когда мнение о возможностях ПВО Сирии было скептическим, Израиль мог совершать стремительные удары малым числом машин, так, словно это не налёт через линию фронта, но отправка такси по вызову.
То теперь всякая операция, которая, по умолчанию, сопряжена с повышенным риском, требует длительной подготовки, согласования и привлечения разнородных сил на уровне едва ли не всех ВВС в целом.
Смена подхода (прежде вылетало звено, реже эскадрилья; в будущем в небо поднимается полк, который прикрывает дивизия) означает резкий рост затрат: одинокую ферму, где, возможно, притаились иранцы, бомбить никто не станет; авиацию придётся привлекать ради крупного зверя.
А это, в свою очередь, отразится уже на тактике иранского проникновения в Сирию, когда самым эффективным ответом на израильскую угрозу с воздуха станет рассредоточение по территории: не стоит объектов военной инфраструктуры, но пятьсот, причём, в отличие от того, что было раньше, эти новые пятьсот объектов нарочито подсвечиваются.
Таким образом, Израиль оказывается в малоприятном тупике: иранское присутствие, о котором свидетельствует разведка, растёт по экспоненте, остановить его путём воздушных ударов не представляется возможным (на один уничтоженный объект приходится несколько новых).
Что делать? Сухопутное вторжение, учитывая результаты прошлых наземных операций, а также размеры театра военных действий (оккупировать придётся всю Сирию до Евфрата – это несколько провинций) и численность войск противника, – бессмысленно.
В лучшем случае Израиль превратится в ещё одну из воюющих сторон – наряду с Россией, Турцией, США и Ираном, контролирующей часть сирийской территории, на которой можно будет создать свой «Южный Ливан».
В худшем случае повторится печальный опыт прежних операций: несколько недель медленного продвижения, потери, нарастающее сопротивление местных, вмешательство мирового сообщества, прекращение огня и отступление – без победы и без чести.
Что остаётся? Апеллировать к ведущим державам с просьбой надавить на Иран, чтобы тот всё же покинул Сирию. Но даже если Россия, США, Евросоюз, арабские монархии или ООН обратятся с такой просьбой к Тегерану, то, совершенно очевидно, они будут невежливо посланы.
«Мы находимся в Сирии по приглашению его законного правительства, которое признано международным сообществом. А что до якобы исходящей от оказывающих братскую помощь сирийскому народу иранских воинских контингентов угрозы Израилю, то не государству-оккупанту, постоянно помирающему суверенитет соседей проведением разбойных, диверсионных акций, переживать о своей безопасности. Раньше надо было об этом думать!»
Словом, пока никакой результативной контригры за Израиль не просматривается: Иран из Сирии не уйдёт, со временем его там станет ещё больше. И будет это продолжаться, как минимум, до реставрации династии Пехлеви.
Tags: Ближний Восток
Subscribe

  • (no subject)

    Система офицерских званий в России, вобравшая в себя как внутреннего производства чины, так и заимствованные из-за рубежа, выглядит не совсем…

  • (no subject)

    Советская историческая наука, особенно, когда это касалось вопросов, связанных с обороной страны, находилась в очень стеснённом положении. Дело в…

  • (no subject)

    Фундаментальным ограничением военного строительства,с которым невозможно примириться обыденному сознанию, полагающему, что достаточно одной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment