Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Кто является
главным выгодоприобретателем от убийства Аркадия Бабченко?
Очевидно, что это не Кремль и не Путин. После того, как история с отравлением Сергея Скрипаля только-только тихо рассосалась (начинали с «Это использования боевого отравляющего вещества на территории страны-члена НАТО, это прямая и неприкрытая агрессия, в действие должна вступить Пятая статья», завершают полной невнятицей, даже Борис Джонсон перестал нападать на Москву), за две недели до открытия Чемпионата Мира по футболу устраивать в соседней стране аттентат – это, разумеется, сильно.
«А давайте убьём Бабченко!» «А на нас точно подумают?» «Во-первых, он из России, во-вторых, он коллажи с Путиным в Нюрнберге постил – совсем недавно, найти будет не трудно». «Давайте».
И мгновенный закономерный результат: мировая пресса сообщает о том, что был застрелен «жёсткий критик Кремля», забывая порой в заголовке добавить, что дело приключилось в Киеве, а не в Москве.
Тогда qui prodest? Российской оппозиции, вестимо. Во-первых, какая-никакая сакральная жертва федерального масштаба, первая за три истекших года. Беглый депутат Вороненков или взорванный Шеремет на эту роль подходили слабо; Бабченко – в силу извивов биографии и общей пассионарности натуры – годится идеально, выстраивая трагический и громкий ряд: Политковская – Немцов – киевский новомученик.
Во-вторых, не менее важным является то, что «Аркаша наконец-то заткнулся». Бабченко, по причине неотступной внутренней боли, вызванной, по-видимому, наложением неизбытого поствоенного синдрома и прогрессирующей радикальности, снимал эти острые приступы, выплёскивая в социальные сети свои эмоции, вот буквально писал то, что думал, когда более хитрые, испытывая сходные чувства, предпочитали отмолчаться.
За это его частенько критиковали более умеренные оппозиционеры, которые понимали, что не все края следует пересекать, оставляя что-то сугубо off the records. Бабченко прислушиваться к увещеваниям не хотел и, отчасти под воздействием эмигрантской среды, резал, как ему казалось, правду-матку.
Эти выплески объективно работали на Кремль, которому не надо было дополнительно демонизировать российскую несистемную оппозицию, обслуживающую в лице Аркадия Бабченко саму себя.
«В Вильнюсе опять собрались борцы за народное счастье, а посмотрите, что они говорят о нас, вот, например, журналист Бабченко». И дальше шли подлинные цитаты, которые никто не мог опровергнуть и которые были добыты совершенно легальным путём: нет, это не частная переписка, заходите на страничку Бабченко и убедитесь в лично.
Соответственно, в таком качестве Бабченко был неудобен: «Я, конечно, не люблю Путина и желаю ему всяческих неприятностей, но сидеть за одним столом с этим персонажем? Увольте». Теперь же всё переменилось.
Смерть моментально реабилитировала Аркадия в глазах приличной либеральной публики, которая прежде воротила нос от его портяночной манеры говорить без обиняков (причём не только относительно украинских событий; Бабченко сурово предъявлял этой тусовке за слитую в декабря 2011и в мае 2012 революцию и отчасти был прав), а сейчас торопиться выразить соболезнования и замазать старые идейные расхождения. Это, пожалуй, есть главный итог событий 29 мая 2018 года на Никольско-Слободской улице в Киеве.
Прочее – не существенно. Полноценного расследования не будет: есть высокая вероятность выйти на самих себя – через прокладки из безработных боевиков, которым всё равно кого валить. Украинская медиа-спильнота понадрывается несколько дней и, в тысяче первый раз разоблачив козни в ФСБ в беззащитной стране и потребовав ввести визовый режим, забудет о Бабченко.
И только безутешный Муждабаев продолжит рвать на себе рубаху, обвиняя себя в гибели друга: мол, именно он уговорил Бабченко остаться в Киеве, хотя, видит Бог, вины Муждабаева в том ни на грош.
Бабченко, расплевавшись с нынешней Россией, хотел перебраться в Чехию. Чехию принимать Бабченко не торопилась. Нужно было время, чтобы преодолеть эту бюрократическую канитель. Где это лучше всего сделать? В относительно недорогом Киеве.
Он так и не дождался своего «Абрамса» до Москвы.
P.S. Расходимся: Бабченко воскрес на пресс-конференции главы СБУ и генпрокурора Украины. То была талантливая постановка, которая уточняет, впрочем, лишь одну деталь: Аркадий еще может дождаться своего "Абрамса". Прочие соображения остаются в силе.
Tags: Оппозиция
Subscribe

  • (без темы)

    Когда, знакомясь с историей создания сценария Козинцева и Трауберга «Карл Маркс», наткнулся на одно из замечаний главного заказчика секретаря ЦК…

  • (без темы)

    Пересматривая сейчас, в связи с известными событиями на фронте расовой цензуры, «Унесённых ветров», не можешь не поражаться, сколь трудную, почти…

  • (без темы)

    Фильм «Куба» режиссёра Ричарда Лестера считается, и совершенно справедливо, провальным, однако знакомство с ним может быть полезным, ибо оно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments