Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Лето».
Заряжавшие этот фильм Кирилла Серебренникова в официальный конкурс Каннского фестиваля действовали, разумеется, из лучших побуждений. Помимо очевидного и совершенно справедливого стремления облегчить участь режиссёра, которого, получи его фильм хоть какой-нибудь приз, мог рассчитывать на снисхождение («Стыдно каннского лауреата держать в узилище!»), сам по себе особый статус творца (нахождение под следствием и домашним арестом) обязывал жюри отнестись к его картине более чем тепло.
Однако Кирилл Серебренников категорически подвёл и самого себя, и своих благодетелей, сняв абсолютно непроходную в Канне картину, чьё качество понятно всякому непредвзятому зрителю, и только ослеплённые страданиями Серебренникова и желанием его спасти не способны это увидеть.
Серебренников – этот метр современного российского арт-хауза, певец разлагающейся Рашки, обличитель оскотинивания населяющего «эту страну» народа – сделал совершенно голливудскую по своей оснастке ленту, или, если смотреть из другой системы координат, сваял соцреалистический по всем своим мастям фильм.
Как у него это получилось, точнее, как у «старухи Кири» вышла такая проруха? Виноват оказался трагический по своим последствиям выбор персонажей. Вместо богемных ублюдков, ведущих полуживотное существование на периферии развитого социализма, перед нами предстают два талантливых, самодостаточных, увлечённых своим делом человека, для которых единственная страсть, единственные отрада и наслаждение – реализовать полученный от Бога или судьбы дар.
Соответственно, вместо двух нравственных и умственных опущенцев, зритель видит перед собой подлинно великую двоицу, подобную другим великим двоицам – Сократу и Платону, Вергилию и Данте, Гёте и Шиллеру, Марксу и Энгельсу.
И это обстоятельство ломает всю потенциальную привлекательность картины Серебренникова для Канн, превращая её в крепкую саксесс-стори, где фабула разворачивается в уверенный маршрут скромного дебютанта Виктора Цоя, робеющего показать свои опусы действительному члену Ленинградского рок-клуба Майку Науменко, в восходящую звезду этого самого рок-клуба уверенно отодвигающего в тень вчерашнего кумира питерского андеграунда Науменко.
Но Серебренникову мало чисто голливудского звучания, которое должно насторожить членов каннского жюри, он добавляет к нему чисто соцреалистические обертоны, полностью изгоняя из своей картины минимальный соревновательный элемент.
Науменко, который буквально за руку приводит Цоя в Рок-клуб, превращая тем самым ещё одного безвестного питерского начинающего музыканта в полуофициальную фигуру, не только не испытывает творческой ревности к чересчур резвому парню, но и изо всех сил продвигает его карьеру, так и сяк помогая делающему первые шаги на профессиональной сцене Цою состояться.
Поразительные самоотречение, смирение и чистота сердца: Майк Науменко оказывается не просто святым подвижником, но именно что Иоанном Крестителем, видящим своё назначение в том, что бы пришедший в этот мир Виктор Цой сумел состояться в назначенном небесами качестве – стать голосом поколения и, пережив краткую прижизненную славу, шагнуть дальше – в наши Джимы Моррисоны.
Науменко назначение своё исполняет – не без внутреннего трепета, естественно, рискуя в том числе собственной семьёй, но усилия его вознаграждаются, и потому финальный эпизод (персональный концерт Виктора Цоя в Рок-клубе, когда публика пришла уже именно на него) вызывает в памяти знаменитое: «Победителю-ученику от побеждённого учителя».
Сказанного достаточно, чтобы понять, почему у картины Серебренникова не было ни единого шанса: такие фильмы о России в Канне не могут пользоваться успехом по определению. И даже попытки подлизаться к западной аудитории (мурал с Брежневым; тесные коммуналки; мужские задницы в товарных количествах) тут бессильны: надо всё переделывать с нуля.
Подводя итог. Кирилл Серебренников снял свою лучшую картину, причём сделал это тогда, когда от него меньше всего ожидали, ожидали, учитывая обстоятельства, очередной утомительной чернухи.
Лично я пережил глубокое и – не стану скрывать – приятное разочарование, в связи с чем возникает такое соображение. Человеку, который способен на столь мощное и радикальное внутреннее преображение, не следует находиться под арестом. Серебренников должен пребывать в совсем другом месте – на съёмочной площадке.
Можете считать это официальным обращением в Следственный комитет.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Израиль последние семьдесят лет принято хоронить, соответственно, все мрачные прогнозы по поводу его будущего мало чего стоят, однако последние…

  • (no subject)

    Всегда бывает небесполезно взглянуть на вещи с другой стороны. Возьмём, к примеру, создание государства Израиль. Как это описывается в…

  • (no subject)

    «Аль-Джазира», по крайней мере, в её англоязычной версии, производит исключительно сильное впечатление, когда, открыв её канал на «Ютубе», видишь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments