Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Дело Собчака».
Документальный фильм творческого тандема Кричевской-Собчак, судя по трейлеру, не предвещал ничего хорошего. Ксения Анатольевна с её неисправимо хабалистыми интонациями в качестве диктора отталкивала сразу и напрочь: не могли, мол, найти нормального начитчика, для себя же кино снимали – не для галочки.
Однако результат оказался прямо противоположным начальным опасениям: фильм получился очень тёплым по отношению к главному герою, прочувствованным, вызывающим, вопреки всем предубеждениям, запоздалую симпатию к первому мэру Санкт-Петербурга. Незаурядным человеком был Анатолий Александрович – нельзя не признать этого, спустя годы, раздражение и ненависть.
Хотя главным выгодоприобретателем, как уже было заявлено просмотревшими картину Веры Кричевской, оказался вовсе не Собчак, но бывший его заместитель, ныне работающий Президентом Российской Федерации.
Причём вышло это, скорее всего, вопреки воли авторского коллектива, не ожидавшего, что Путин раскроется со столь неожиданной стороны. В картине Президент России, человек довольно закрытый – и по роду деятельности, и по личным привычкам, предстаёт как личность страстная, рисковая, отважная и отчаянная.
Путин не просто благодарен Собчаку за всё, что тот для него сделал: посмертным признаниям в уважении и любви веришь мало, ибо они не дорого стоят. Путин – и его слова подтверждает ещё один участник тех событий – был готов ради Собчака пожертвовать своей карьерой, распрощавшись, если побег бывшего мэра в Париж не удастся, не только с работой в Кремле, но и, возможно, свободой.
Этот путинский поступок, о котором рассказывается довольно долго, но без уточнения конкретных деталей, пожалуй, единственной светлое пятно во всей биографии Собчака после Августовского путча, который авторы фильма с некоторой толикой исследовательской безжалостности именуют вершиной политической биографии Анатолия Александровича.
На фоне тотального предательства, которое преследовало Собчака в течение 1995 – 97 годов, Путин с его самоотверженностью волей-неволей вызывает у зрителя симпатию, а заодно и понимание того, почему Ельцин в 1999 остановил свой выбор именно на нём: такому можно верить, слово сдержит.
И этот посыл уже не перекрыть поздно спохватившемся авторам, пустившим в финальном эпизоде отрывки из речи Собчака про завоёванную свободу, отрывки, которые должны пробудить у аудитории гражданский гнев.
Но пробуждают его слабо, поскольку выход фильма при поддержке «Сбербанка» России и его кинотеатральный прокат означает, что та свобода, за которую бился главный герой почти тридцать лет назад, не просто состоялась, но она превратилась в органичную часть нашей жизни.
Однако небольшая – и ожидаемая – фига от авторов не может смазать общего предельно позитивного впечатление, которое складывается из следующих элементов. Во-первых, и это действительно огромный вклад в собчаковиану, привлечение в качестве участников тех персонажей, которые были последовательными врагами Собчака (Рындик, Кошмаров).
Дать слово этим людям, которые поведали, как именно они боролись против переизбрания питерского мэра в 1996, какие силы были задействованы, какие ходы применены – это не просто красиво (обычно таких граждан в биографических фильмах игнорируют), но и полезно, прежде всего для будущих историков.
Во-вторых, «Дело Собчака», при всей почтительности авторов, не обходит острых углов. Откровенно говорится об ошибках, которые совершили он сам или его супруга, о просчётах, о неумении почувствовать общественную атмосферу.
Это касается и чада кутежа, из котором, если судить по пристрастным фотоотчётам, не выбиралась мэрская чета, и по истории с приобретением и расширением квартиры на Мойке (всё сделано законно, но шедший во власть на волне борьбы с привилегиями Собчак не имел морального права резко улучшать свои жилищные условия), и с роковой для Анатолия Александровича размолвкой с Москвой.
Собчак, как в этом открыто признаются знавшие его, чрезвычайно быстро поссорился с федеральной властью, причём поссорился неумно, оказавшись в политической изоляции. Т.е. Собчак нападал на правительство реформаторов, отталкивая от себя и Ельцина, и радикальных рыночников, но на левый фланг не сдвигался, красный и розовый электорат не подбирал.
Не добавило Собчаку симпатий и его тесные отношения с мировыми лидерами, которые любили заскочить в Санкт-Петербург. Эти вояжи, несколько излишние для статуса городского головы, были и воспринимались как смотрины возможного кандидата в президенты России, что, в условиях падения ельцинского рейтинга, только добавляло нервозности.
Борис Николаевич начинал свой путь в Кремль точно так же – встречаясь с ведущими западными политиками, и ему не надо было два раза объяснять, что означают такие визиты якобы простой вежливости.
И федеральная власть ответила. Причём речь идёт не только о зародившейся осенью 1995 года московской интриге с выдвижением собственного кандидата на пост губернатора Санкт-Петербурга или об отказе Ельцина весной 1996 принимать Собчака.
Был ещё один, как потом стало ясно, решающий удар, связанный с переносом даты голосования: вместо 16 июня (заодно с президентскими) первый тур выборов главы Северной столицы был назначен на 19 мая.
Это означало для Собчака, что для второго тура (учитывая рейтинги, этот тур был неизбежен), когда нет подхлёстывающего соображения в виде президентских элекций, явка окажется ниже возможной и к урнам пойдут прежде всего те, кто к Собчаку враждебен, мотивация сторонников будет слабее.
В-третьих, затрагивается взрывоопасная тема судьбы Собчака – после победы Путина 26 марта 2000 года. Общий приговор: для Анатолия Александровича, который был чрезвычайно воодушевлён выдвижением бывшего своего подчинённого, впереди не маячило ничего хорошего.
Более того, судьба сжалилась над Собчаком, забрав его на эмоциональном подъёме и, соответственно, не позволив увидеть, что было дальше, и жестоко разочароваться. Доводя биографию питерского мэра до 2011, комментаторы предсказывали ему выход на Болотную площадь и участие в протестном движении.
С такими прогнозами трудно спорить. Собчак, если говорить цинично, действительно ушёл исключительно вовремя. Учитывая его непоседливый характер (о котором иронично отзывались знавшие его спикеры), Анатолий Александрович сразу же после 26 марта принялся бы управлять Россией – давая ценные указания Владимиру Путину. Соображения иерархии в данном случае оказались бы отброшенными: профессорскую натуру не изживёшь.
Разумеется, Путин очень быстро бы объяснил Собчаку, что решения – по большим и малым вопросам – в Кремле принимает только один человек, он сам. Это смертельно обидело бы Собчака, который видел в путинском возвышении свой второй шанс – ещё раз начать с чистого листа, как в 1989 – 90.
А дальше оставалось сделать совсем немного: учитывая восприятия Собчаком самого себя как хранителя демократических традиций России, развести Анатолия Александровича на резкую критику Путина – в связи, например, с начавшейся вскоре борьбой против холдинга «Медиа-Мост» – труда бы не составило.
Этот разрыв стал бы болезненным для обоих, но прежде всего для Путина, который, как это подчёркивается в фильме, не прощает предательства, беспощаден к удару в спину. Удар же, включись Собчак в вендетту против бывшего зама, мог получится исключительно опасным: острый на язык, безжалостный в полемике, Собчак не постеснялся бы предъявить миру достаточно фактов из второго питерского этапа биографии Путина – в соответствующем ключе.
Но, к счастью для обоих и к несчастью для российской оппозиции, лишившейся бездонного источника компромата на Президента России (это вам не Марина Салье с её двусмысленными бумагами, это второй Александр Коржаков!), Собчак скончался 19 февраля 2000, разом обрезав все комбинации.
Словом, «Дело Собчака» – это отличная работа, которая, безусловно, не лишена мелких фактических неточностей и умолчаний, в том числе, и существенных. (Например, не сказано, что, по возвращению из эмиграции, Собчак в декабре 1999 проиграл выборы в Государственную Думу по одномандатному округу, т.е. даже репрессии и гонения не вернули бывшему мэру симпатии горожан, что заметно корректирует образ Собчака: его действительно разлюбили.)
В общем, не зря Ксения Анатольевна по весне в Кремль ходила.
Tags: История
Subscribe

  • (no subject)

    Задумался, отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего…

  • (no subject)

    Чем важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного…

  • (no subject)

    Главным проблемоприобретателем нынешнего кризиса оказывается, безо всякого сомнения, Владимир Путин. Проблем этих на текущий момент насчитывается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments