Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
«Москва – Генуя».
Этот фильм белорусской студии, вышедший на русском языке в 1964 году, есть замечательный пример того, как именно цензурные ограничения вредили советскому кинематографу.
На первый взгляд, состоявшаяся в апреле 1922 Генуэзская конференция – это что-то невыносимо утомительное из курса Истории КПСС. На самом же деле это – совершенно потрясающий сюжет, за который просто обязаны были ухватиться киношники.
Итак, в России заканчивается Гражданская война, в ходе которой союзники по Антанте пытались свергнуть большевистское правительство, сначала как союзника Центральных держав, потом – как рассадника коммунистической заразы (красный натиск на Европу в 1919 – 20 – это не выдумка поздней пропаганды, но суровая реальность).
Не получилось: большевики устояли, выдержав и прямую интервенцию, и блокаду, и дипломатическую изоляцию. Теперь у Запада выбор: либо продолжить прежнюю линию на удушение, либо попытаться наладить с Москвой диалог.
Лидеры Запада выбирают второе, решив созвать специальную конференцию, на которую пригласить не просто делегацию из Советской России, но и её вождя – Ульянова-Ленина. Эффект от этой инициативы в Европе оказывается просто оглушительный: приглашение Ленина – это даже не возвращение Путина в «Большую Восьмёрку», это почти что вызов Адольфа Гитлера в Тегеран или Ялту.
Нормальное начало? Но дальше ещё круче. В Италии в это время крепнет фашистское движение, которое с коммунистами на ножах – не в переносном, но в буквальном смысле: красные убивают чёрных, чёрные убивают красных по всей стране. И лидер итальянских фашистов Бенито Муссолини выдаёт охранную грамоту Ленину, обещая не трогать официального гостя королевства – несмотря на резкие идеологические расхождения.
Взяв эти обстоятельства в качестве исходных, можно сочинять увлекательнейшую историческую драму, основное действие которой будет проходить не в Генуе, а в Москве. Принимать ли приглашение Антанты, которая буквально вчера пыталась нас уничтожить – всем чем только можно?
Соглашаться ли, ради установления торговых отношений, на ультиматум Запада по поводу долгов небольшевистских правительств? Если не соглашаться, то как восстанавливать страну без кредитов (костлява рука МВФ за четверть века до создания МВФ)?
Отпускать ли Ленина в Геную: риск огромен, но столь же велик и профит – прямой диалог с лидерами Запада как из стана победителей в Первой Мировой, так и из стана побеждённых? А если Ленин не едет, то кто возглавит делегацию – Чичерин, но он легковесен, в Европе знают Троцкого, но он неуправляем?
Короче, вопросы, вопросы, вопросы, порождающие жесточайшие дискуссии, сами собой переносящиеся на экран: большевистский штаб в мучительных сомнениях вырабатывает линию, которая, в конечном итоге, приведёт советскую дипломатию к успеху в Генуе.
Какой мог бы получиться фильм – напряжённый, драматичный, эффектный и долгоиграющий. Вы полагает, что большевики – это тупые мясники и террористы? Посмотрите «Москва – Генуя» и вы поймёте, чем Революция добыла свою победу: она добыла её интеллектом.
Но, поскольку белорусская картина снималась в неблагоприятных культурно-политических условиях, тем более на периферийной студии, то всю эту реальную борьбу в верхах, которая не могла не развернуться, ибо речь шла о стратегии выживания РСФСР, вывели за скобки.
И, вместо дивертисмента полемических талантов, нас ожидало почтительное, но безмерно унылое выступление наркома Чичерина: гениальный Ленин сформулировал задачи для советской делегации, нам остаётся воплотить их в жизнь.
Таким образом, фильм умер – ещё не родившись. Сценарий надо было спасать: одним чичеринским благоговением перед Ильичом картину не наполнишь. Вследствие чего в сугубо узкий кластер исторического кино пришлось запихивать фрагменты иной жанровой природы.
Начали с мелодрамы. Фильм посвящён конференции в Генуе в 1922, но пролог разворачивается в 1920 – в Крыму, где комиссар Безлыков находит свою трудную любовь с кавалеристкой Глафирой. Глафира измордована Гражданской войной, душа её очерствела, но комиссар прорывается к женскому сердцу и женскому телу (стыдливо показаны голые бёдра актрисы Хитяевой).
Далее – временной разрыв, и перед нами уже драма. Глафира в бурях изгнания Врангеля из Таврии теряет Безлыкова, который случайно встречает её зимой 1922. На дворе НЭП, временное отступление Советской власти после отжигов Военного коммунизма.
Глафира растеряна: за ради того она стреляла беляков без жалости, чтобы нынче торговать с рук мелкой дрянью, пить разведённый спирт и сожительствовать со спекулянтом? Заниматься этими непотребствами Глафиру, впрочем, никто не принуждал: помимо мешочничества она ещё – комендант в художественном общежитии.
Безлыков снова вступает в бой за душу мятущейся женщины и одерживает победу: теперь у Глафиры есть законный муж, т.е. Безлыков, сын, подобранный беспризорник Шура, и уверенность в конечном торжестве правого дела – законный супруг поступил на службу в Наркомат по иностранным делам.
Третий жанр вылезает ближе к финалу, когда о самой конференции рассказывать более нечего: договор с Германским рейхом в Рапалло подписан, ультиматум по долгам отвергнут. Необходима кульминация; подписи высоких сторон на двух листках бумаги такой кульминацией быть не могут, значит, на помощь призывается старый-добрый злодей-белогвардеец.
Враги прознали, что Безлыков везёт письмо от Ленина в Геную с самоновейшими ЦУ. Письмо надо перехватить. Враги садятся в поезд на польской границе и пару суток выжидают удобного случая, чтобы напасть.
Случай представляется только в швейцарских тоннелях: враги никуда не торопятся, ибо опознать в вагоне подозрительных русских, а, опознав, сбежать Безлыков просто не может: он привязан к этому маршруту – до Генуи иных дорог просто не существует.
В перестрелке гибнет Глафира, отправившаяся вместе с мужем в заграничную командировку. Нелепость сюжетного хода (попала под раздачу в чужих разборках) авторы скрывают закадровой истерикой: вспоминаются реальные жертвы покушений (Воровский, Войков, Нетте), которые, как бы к ним ни относиться, свой долг перед дипслужбой исполнили, а значит, уподоблять их придуманной Глафире не совсем корректно.
И чем громче вопиёт диктор, тем горше становится разочарование: такую тему белорусы загубили, им бы только бульбу растить, право слово…
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Проблема Донбасса, как её видят украинцы, может быть решена одним из четырёх способов. Первый. Прямое военное завоевание. Однако после августа 2014,…

  • (no subject)

    Ответ избранного президента Украины Владимира Зеленского действующему президенту России Владимиру Путину из турецкого города Бодрума производит…

  • (no subject)

    Пока на Украине и вокруг неё все увлечены гонкой Владимира Зеленского и Петра Порошенко за президентское кресло, в стороне остаётся второй…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments