Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
И паки об англосаксах.
Попалось намедни мне короткое видео с неким американским профессором Грифолдом, специалистом по арабской философии. Поводом к интервью, которое дал этот профессор, стала его только выпущенная (на 2010 год) биография видного мусульманского теолога Аль-Газали, жившего во второй половине XI – начале XII в.
И хотя Аль-Газали – теолог видный, но выбор его в качестве героя для интеллектуальной книжки несколько странный, поскольку, если брать тематику его учения, Аль-Газали – человек, сугубо перпендикулярный западной культуре.
Самая известная у нас его работа – это «Опровержение философов», чьё содержание понятно из её названия: Аль-Газали разносит увлечение мусульманами языческого происхождения теоретизированием, отстаивая принципы веры, на которые покушаются отравленные Аристотелем и прочими греками вольнодумцы.
Более того, заслуги Аль-Газали перед мусульманским миром не ограничиваются только дискурсивной защитой «религии мира», влияние его гораздо шире. Итогом деятельности Аль-Газали, как говорят, стало полное изгнание философов из исламского общества, которое, с одной стороны, очистилось от заразы, с другой, резко притормозило в своём развитии, пропустив вперёд отстававших после Тёмных веков европейцев.
Потому, с точки зрения приемлемости персонажа для биографического сочинения, куда больше подошла бы фигура, например, Аверроэса, который был, во-первых, просвещённым человеком и совсем не ретроградом, отстаивая право на свободное мышление и поиск истины – в полемике с тем же Аль-Газали.
Во-вторых, Ибн-Рушд куда лучше представлен в европейской культуре – и как комментатор Аристотеля, точнее, даже «Комментатор», и как невольный родоначальник аверроизма, плотно оккупировавшего итало-французскую почву, и как мишень для правоверных католических теологов.
В-третьих, просто как литературный персонаж: можно вспомнить соответствующий рассказ Борхеса, а можно – и нужно – Дантов Лимб, где Аверроэс пребывает вместе с другими великими гениями нехристианского человечества.
Но профессор Грифолд остановился на Аль-Газали, который мало кому интересен, кроме очень узкой прослойки знатоков исламской теологии, очевидно получил под написание книги грант и отправился на несколько лет в длительное путешествие по библиотекам Старого и Нового Света, где, не удовольствуясь напечатанными трудами Аль-Газали, прилежно штудировал его рукописи.
Последнее обстоятельство вызывает уважение: можно было обойтись и без такой дотошности, вряд ли бы кто-нибудь обратил внимание на упущении в базе источников. Хотя, если судить по признанию самого Грифолда, овчинка выделки не стоила.
Какое главное открытие сделал биограф Аль-Газали, потратив время и деньги, открытие, которое поразило его самого и тянет на сенсацию? Оказывается, всеми мы полагали, что столп мусульманской веры, «опровергатель философов» придерживался строгого креационизма (Аллах создал наш мир и создаёт его каждый атом времени – из ничего, собственной своей волей).
Однако, на самом деле, Аль-Газали, громивший вольнодумцев с позиции самого правоверного креационизма ашаритского извода, одновременно полагал, что мир существует и без ежесекундного вмешательства Всевышнего, развиваясь по однажды назначенным ему вечным и неизменным законам.
«Вот это поворот!» Разоблачили, наконец, тайного ренегата, скрывавшегося девятьсот лет. И что теперь? Собственно, ничего: для западного читателя эти открытия не имеют никакого значения, ему, в общем, всё равно, уклонялся ли Аль-Газали в перипатетическую ересь или скончался твёрдым ашаритом, это – сугубо внутриарабский сюжет.
Но тогда зачем вся эта возня с новой биографией Аль-Газали и минимальной её востребованностью у аудитории? Единственный ответ носит сугубо конспирологический характер: если вдруг людям серьёзных профессий понадобится справка по Арабскому Востоку, небольшая, буквально на уровне непонятной обмолвки в перехваченном сообщении, то лучше заранее иметь развёрнутый, подробный и, что немаловажно, современный источник, чтобы аналитикам было проще ориентироваться в материале.
Уверенности, что подобную справку будут искать именно в биографии Аль-Газали, разумеется, нет, но то, что, планируя распределение грантов, исходят из такой перспективы («Лишним не будет, в хозяйстве как-нибудь да сгодится»), вызывает глубокое и искреннее уважение к англосаксонскому не сумрачному, но предусмотрительному гению.
Надо уметь работать, имея впереди десятилетия.
Tags: Теория
Subscribe

  • (no subject)

    Перефразируя великих. Когда я слышу слово "толерантность", рука сама тянется к нагайке.

  • (no subject)

    Экстенсивное развитие средств коммуникации, приводящее к возникновению такого феномена, как «социальные сети», просто обязано внести изменения в…

  • (no subject)

    Как должен называться роман о жизни профессионального бармена? «Мастер и «Маргарита».

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments