Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
О социальной динамике.
Ознакомился с детской игрой «Кукарача». Происхождения, что важно, иностранного, в России издана в переводе. Что собой представляет?
Игровое поле – имитирующее стол. Символические ножи, вилки и ложки, прикреплённые к игровому полю так, что могут крутится, образовывая тем самым лабиринт. Оранжево-чёрный таракан с малюсенькой батарейкой. Цель игры: поворачивая столовые приборы, изменить направления движения таракана так, чтобы он прибежал в твой домик или, точнее, твою ямку. За это начисляются очки.
Деталь небольшая, но чрезвычайно существенная. Я гоняю таракана по эрзац-столу не от себя, стараясь загнать его в домик противника, но к себе, т.е., в отличие от «сифы» или «параши», семантика здесь имеет совершенно иной знак: таракан – не противен, не абсолютно отвратителен и мерзок, но, напротив, желателен, вожделеем.
Я хочу заполучить этого Кукарачу (для детей) или (для их более образованных родителей) Янычара, я стремлюсь к обладанию этим тараканом, таракан (тошнотворное усатое рыжее создание из прежней советской жизни) оказывается сам по себе призом и наградой, к которой необходимо тянуться изо всех сил.
Как тут можно поднять тапок на реального кухонного собрата Кукарачи: «Мамочка, это такой же тараканчик, в которого мы играли! Нельзя его убивать, давай его покормим…» Понятно, что не всякое детское сердце способно проникнуться состраданием к рыжему торопыге, даже сыграв не один раз в эту игру, но возможность для такого извива так или иначе возникает.
И тут самое время включить внутреннего Константина Анатольевича и задаться вопросом: «А зачем это (очевидно, что дестигматизация насекомых – это не просто каприз одного из креативных бизнесменов, но нечто большее) мировому начальству? Что оно задумало?»
И действительно, толерантность к сексуальным или этническим меньшинствам успешно насаждается. Теперь, значит, на очереди меньшинства биологические – из числа самых непривлекательных.
Задача, разумеется, непростая: признать в насекомом равного или тем более превосходящего тебя – это несколько сложнее, чем увидеть в гее или еврее такого же человека, обладающего всем набором необходимых прав, но рано или поздно решаемая; справились же, в конце концов, с предубеждениями против чернокожих.
Недоумение вызывает лишь цель. Первый этап понятен: насекомые больше не уродливы, но, напротив, по-своему прекрасны, «insect is beautiful», но что дальше: теперь их можно спокойно употреблять в пищу – представителям низших социальных слоёв, которые перейдут на обширную членистоногую диету, а элита будет наслаждаться стейками? Или сокровенные планы иные?
Ладно, узнаем.
Tags: Теория
Subscribe

  • (no subject)

    Очередная круглая годовщина Декабристского путча сопровождалась, как и положено в таких случаях, дискуссиями о том, что было бы, коли мятежникам…

  • (no subject)

    О советской цензуре. Читаю вышедшую во второй половине 70-х годов прошлого века в респектабельнейшем издательстве «Наука» книжку, чей тираж, менее…

  • (no subject)

    Послесловие к «Французу». Поскольку без недостатков и недоработок обойтись невозможно, то вот мои претензии к картине Смирнова, которые, конечно, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments