Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
О последнем
на сегодняшний момент эпизоде из Третьей трилогии «Звёздных войн» трудно сказать что-нибудь положительное: исшаивание саги слишком явно, чтобы не заметить крушение дома Скайвокеров.
Однако есть один аспект, в котором «Последние джедаи» оказываются действительно полезны и важны: речь идёт о будущем кинематографа, точнее, о том, что нас ждёт в связи с неизбежной феминизацией отрасли и наплывом женских персонажей в традиционно мужские епархии.
Восьмой эпизод – с убедительной наглядностью – доказывает, что пока паниковать ещё рано и женщинам не так просто будет подобраться к командирским должностям. В чём тут дело? В неотменяемой механике правильного поведения положительного персонажа.
Одна из сюжетных линий Восьмого эпизода – тягучее противостояние между своевольным до дерзости пилотом Дэмероном и его начальством в лице принцессы Леи и вагинального вице-адмирала Холдо.
Граждане долго выясняют, кто из них по-настоящему главный и потому определяет, как именно вести войну, а кто только для виду носит большие звёзды. Конфликт развивается утомительно и нудно, после чего выливается – вместо яростной кульминации – в слезливое примирение сторон.
Это выглядит фальшиво, но для авторов нет никакого иного варианта, ибо в традиционном кино, когда обе стороны – верхние и нижние – имеют счастье принадлежать одном, мужскому, полу, вражда мерзкого начальника и добродетельного подчинённого разрешается, в предельном варианте, через мордобой.
Да, наш герой, будучи младшим по званию, может не добиться того, ради чего он шёл на рожон, но последнего удовольствия – для себя и для зрителя – начистить физиономию подлецу его лишить никак не получится: пощёчина или кулак ставят точку в споре – в его, героя, пользу.
В случае же, когда один из участников этой свары окажется женщиной, этот универсальный выход автоматически отрубается: женщина может быть сколь угодно отвратительным шефом, чьи действия уже привели или вот-вот приведут к гибели множества людей, но бить её на экране для положительного героя нельзя – как бы ему до того ни сочувствовала аудитория.
Ударив женщину, пусть она и старше его по званию, наш герой исключается из числа достойных мужей и переходит в разряд негодяев, а значит, судьба уже не может вызывать интереса и симпатии, т.е. он, потеряв своё корневое качеством, выпадает из дальнейшего повествования, хоть и продолжает появляться на экране.
Соответственно, у будущих авторов, желающих не отстать от текущих веяний моды, окажется непростой выбор. Либо жертвовать остротой межличностного конфликта (никакой испепеляющей ненависти, просто несколько обидных реплик: «Толстая!», «Не дают!»), либо продолжать ставить мужчин на командные должности, только теперь де-факто эти должности гендерно маркированы: видим, что начальник – женщина, понимаем, начальник – хороший; видим мужчину, ясно-понятно: сволочь, подонок, интриган, предатель.
Tags: Теория
Subscribe

  • (no subject)

    О том, как не надо защищать Бориса Николаевича. Довелось прослушать небольшой монолог крепко постаревшего Жванецкого в похвалу Первого президента…

  • (no subject)

    Попался на глаза выпуск передачи «Час пик» от 9 июня 1994 с участием Егора Гайдара. С момента выборов в Первую Государственную Думу прошло чуть…

  • (no subject)

    Просвирнин. Вторым поводом посетить ток-шоу с членами Комитета 25 января было желание увидеть живьём Егора Просвирнина, чтобы сопоставить два образа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments