Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Наткнулся
на впечатления украинца от посещения Военного музея в Брюсселе. В целом, мужчина учреждением доволен, смутило его только один зал, посвящённый Российской Империи в начале XIX века.
Мужчина видит в этом проявление культурной экспансии страны-агрессора, на которую Украина никак не реагирует, хотя, во-первых, должна, ибо не одним Донбассом исчерпываются поля сражений, а, во-вторых, вполне может, если станет продвигать собственную историю.
Увлечённость украинского путешественника, обиженного русским присутствием в столице ЕС, понятна, вот только перспектива зримо потеснить скрывающийся под маской музейной экспозиции москальский империализм представляется сомнительной. И дело тут отнюдь не в дефиците материальных ресурсов.
На что откликается настоящая Европа?
Во-первых, на похожесть. Российская Империя – это полноправный участник континентального конгресса великих держав в течение двух, пожалуй, самых славных столетий, когда не вызывающая сомнений военная мощь (кто серьёзно мог бросить вызов Европе в XVIII – XIX, – уже никто) облекалась в импозантные формы (архитектура, живопись, костюмы и т.п.)
Россия, при всей её географической удалённости и некотором налёте диковатости, вызванном, впрочем, не отсталостью, но чрезмерностью, размахом, масштабом, воспринимается в качестве своей и потому равной: в одном строю в Париж входили.
Во-вторых, на страх. Советский Союз был той силой, которая угрожала существованию настоящей Европы в течение нескольких десятилетий, причём эта угроза – от эвентуальной мировой революции, которую запалили в октябрьском Петрограде, до вполне реального броска к Ла-Маншу, сносящего цивилизацию почище, чем орды Аттилы, – постоянно возрастала, чтобы разродиться чудесным спасением в 1991.
И отношение к Советскому Союзу, который не был бумажным тигром, в чём-то сравни отношению к Третьему Рейху: отвращение и одновременно притяжение, манящее чудовище, от созерцания которого невозможно отказаться.
Слава Богу, этот кошмар уже в прошлом, но окунуться в эту увлекательную игру, пережить ещё раз весь тот набор эмоций, точно зная, что с тобой ничего не случится, потому что монстр мёртв и уже никогда не возродится, – это с превеликим удовольствием.
В-третьих, на экзотику. Великие умершие и сохранившиеся цивилизации за пределами Европы – Египет, Индия, Китай, Месопотамия, доколумбова Америка, подавляющие, исполинские, бесконечно древние, которых так и не получилось подавить и экспроприировать.
В-четвёртых, на раскаяние. Всякая уважающая себя европейская страна имела колонии. Наличие заморских владений было одним из признаков суверенности, а способность их сохранить – вопреки алчности соседей – являлась свидетельством государственной состоятельности.
Но теперь с колониализмом покончено, пришло время расплаты за неблаговидное прошлое, когда недостаточно лишь признать независимость вчерашних владений или пустить их жителей к себе, но непременно необходимо устроить встречу культур, признав равновеликость африканских наук, искусств и ремёсел европейским.
Ни под одну из вышеперечисленных категорий Украина не попадает. Она не была равной, не вызывала ужас, не принуждала к преклонению, не обязывала к покаянию. Единственное поле, где Украина может ещё сыграть, – это этнография: задорные танцы-песни в расшитой одежде.
Однако, после большого расширения ЕС, конкуренция на этом пятачке невероятно возросла. Теперь у настоящей Европы есть порядка десятка центрально- и восточноевропейских народов, у которых нет за душой никакой вменяемой государственности, но в избытке малоразличимый фольклор и сходные претензии происходить прямиком от Рима.
Чтобы подвинуть, например, словаков, словенцев или латышей, вызвав к себе подлинный интерес, нужно действительно нечто из ряда вон выходящее. Потенциально таким могла бы стать Революция Достоинства, которую позиционировали бы как последнюю буржуазную революцию континента, проводя прямую линию от Испанских Нидерландов до Печерских холмов, встроив Украину в широкую рамку общеевропейского освободительного движения.
Но, к сожалению, за пять лет после впечатляющей победы киевского бунта весь символический капитал оказался проеден: Украина не стала милым старательным юношей, чьими успехами с законным удовольствием хвастаются родители, она превратилась в проблемного озлобленного подростка, о котором стараются лишний раз не вспоминать, чтобы никого не смутить.
В такой ситуации рассчитывать потеснить Россию, вышвырнув её из европейских музеев, весьма наивно.
Tags: Украина
Subscribe

  • (no subject)

    Увольнение с должности командующего ВМС Украины вице-адмирала Гайдука, принесённого в жертву недовольным состоянием дел на флоте волонтёров, есть, в…

  • (no subject)

    Смотрю на фотографию проходящего через Суэцкий канал британского линкора «Howe», направляющегося в Тринкомали, Цейлон, куда он прибудет 8-го…

  • (no subject)

    Что двигало командиром «Варяга» Всеволодом Рудневым, когда 27 января 1904 года он принял решение прорываться из осаждённого японцами порта Чемульпо?…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments