Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
«Война Анны».
Фильм Алексея Федорченко следует рассматривать с двух точек зрения. Продюсерски – это безупречная и точная работа, выстрел в десятку, великолепный пример правильно поставленной задачи и блестящей её реализации.
Намеревались снимать отечественный «Список Шиндлера», чтобы собрать все возможные призы, ибо нельзя оставить без внимания картину о Холокосте да ещё с девочкой в главной роли, сняли – и собрали: ни один потраченный рубль не пропал.
В остальном же, если перейти от наградной эйфории собственно к фильму, в «Войне Анны» нет никаких иных достоинств, кроме её малой продолжительности. В принципе, можно было ещё на полчаса короче безо всякого ущерба для содержания, но, по условиям конкурса, нужен был именно полный метр.
Если характеризовать «Войну Анны» кратко, то это предельно скучное, утомительное и поверхностное кино, которое, убери конъюнктурную (в положительном смысле: знать, что цепляет раздающих призы академиков) коннотацию еврейской катастрофы, проваливается чуть более чем полностью.
И действительно, рассказанная в картине история не греет, не убеждает и не волнует, ибо после первого зрительского шока, добиться которого много ума не надо (в расстрельном рву среди обнажённых женщин начинается шевеление и выползает живая девочка), авторы просто не знают, что делать со своим сюжетом.
На уровне замысла это выглядит впечатляюще: картина о девочке, которая скрывалась несколько лет в каминной трубе, потому что всю её семью уничтожили гитлеровцы. Как против такого возразить: скорее – на съёмочную площадку.
Но дальше у Федорченко нет ничего, ибо выживание в камине, который находится в одном из школьных классов здания, превращённого в оккупационную комендатуру, не несёт, как скоро выясняется, никакого внутреннего драматизма и представляет собой унылую борьбу за существование.
Про девочку Анну никто не знает и потому с этой стороны ей ничего не угрожает. Сотрудники комендатуры настолько закалённые люди, что запах немытого тела, который обязан распространяться из трубы, их ничуть не беспокоит.
Единственный враги Анны – это голод и жажда, с которыми она и сражается более или менее успешно на протяжении всей картины, а режиссёр нам эту борьбу показывает, потому что больше демонстрировать просто нечего: Анна дважды взаимодействует со взрослыми, всё остальное время оставаясь одна, соответственно, никаких отношений, которые могли бы подвинуть сюжет, разнообразить его, ужесточить, к сожалению, нет.
Таким образом, довольно скоро девочка Анна превращается в маленького зверёныша, который умело сочетает человеческий интеллект с проснувшимися архаическими инстинктами. Это делает Анну, запертую в бывшей школе, лишённую регулярного питания и медицинского ухода, почти неуязвимой.
Там, где любой другой подросток давно бы загнулся от грязной воды, скверной пищи, сквозняков и простуды, Анна неплохо себя чувствует, сумев пережить даже отравление крысиным ядом: обычно она опустошала поставленные на хвостатых ловушки, но в этот раз ей не повезло.
По-своему эта эпопея то ли Маугли, то ли Робинзона даже любопытна: какой ещё талант обнаружит в себе девочка, над которой не властны правила приличия и условности цивилизации. Понятно, что первым падает запрет «не укради», но кто, оказавшись в её ситуации, повёл бы себя иначе.
Гораздо симпатичнее, что Анна, стремясь прокормиться, устраивает облавы на чердачных голубей, которые не оценили коварства человеческого детёныша: раздразнив пернатых дохлой крысой, Анна захлопывает ловушку, чтобы затем освежевать и поджарить голубиные тушки.
К сожалению, узнать, куда именно эволюционировала Анна в своём возвращении к корням, после того как она научилась таскать у немцев вино и справляться с бутылкой сам-один, не получилось: фильм внезапно обрывается на полуслове, оставляя простор для интерпретаций.
Скорее всего, Анна выжила и дождалась прихода Красной Армии, в противном случае, некому было бы рассказать об этом: вряд ли пленные нацисты стали бы распространяться о расправе с захваченной в школе девочкой.
Короче говоря, закономерная творческая неудача, которая была очевидна, стоило лишь ближе присмотреться к материалу, ставшему основой сценария. При всём уважении к конкретной девочке Анне, она не может быть героиней, ибо с ней, кроме борьбы за существование, не происходит ничего.
Анна примитивна, как отправленный в кольцо мяч: перед ней не стоят никакие нравственные проблемы и моральные дилеммы, ей просто надо выжить – любой ценой. А наблюдать за этим её выживанием, по большому счёту, не интересно, ибо, кроме инстинктов, у Анны нет ничего, она ещё не полноценное человеческое существо – с собственной волей, сознанием и достоинством.
Иное дело, если бы в качестве главного героя (коли цель снять фильм именно о Холокосте стояла бы во главе угла) избрали праведника мира, обременённого семьёй, уважаемого, успешного, которому ничего этого не надо (он спасает евреев не за деньги или прочие услуги).
Наш праведник – человек взрослый, понимающий, что грозит и ему, и его близким, если у него в доме обнаружат скрывающихся евреев, но он сознательно идёт на этот громадный риск, ставя на карту всё, что у него есть, потому что не может иначе, потому что, отказав в убежище, перестанет себя уважать, а это для него страшнее физической смерти.
И дилемма нашего праведника, в таком случае, очень легко будет понята и прочувствована зрителем, который не сможет не задать себе вопрос: «А вот если бы у меня был такой выбор, не дай Бог, конечно, как бы я поступил? Хватило бы у меня душевных сил пройти через это или бы я сдал ближнего своего немецкой жандармерии?»
Но было принято другое решение, и фильм «Война Анны» получился не о Холокосте и не о девочке, а о еврейском национальном характере, краеугольным камнем которого является императив выживания – в любых условиях и при любых режимах, цена не имеет значения.
Спастись, вырваться, свить гнездо, дать потомство, передать эту программу следующим поколениям, – ради этого Анна день за днём, месяц за месяцем пряталась в каминной трубе. И, судя по количеству еврейских организаций, указанных в титрах, Анна старалась не зря.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    «Пришла и говорю». Этот музыкальный фильм с участием Аллы Пугачёвой отнесли к числу худших картин 1985 года, несмотря на неплохие прокатные…

  • (no subject)

    «Опасный элемент». Биографическая картина о Марии Склодовской-Кюри, от которой не ждёшь ничего особенного, ибо подобный жанр давно и хорошо…

  • (no subject)

    Фильм «Бриллианты для диктатуры пролетариата», снятый в 1975 на студии «Таллинфильм» Григорием Кромановым – один из тех нечастых примеров, когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments