Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
«Одесса».
Фильм Валерия Тодоровского производит приятное впечатление: ровная, покойная, профессиональная работа, которой, чтобы стать по-настоящему волнующей, не хватает финального взрыва эмоций, чтобы «треснул мир напополам» и полетели клочки по закоулочкам.
Впрочем, в жизни обычно так и бывает: долго накапливающаяся гроза, приближение которой чувствует всякий встречный поперечный, внезапно исчезает, словно ничего бы и не было. И, значит, Тодоровский не грешит против этой жизненной правды, жертвуя зрелищностью и правдой искусства.
Если говорить об архитектоники картины, то она зримо распадается на три событийных пласта, которые условно можно обозначить как «Любовь», «Каникулы» и «Клан». «Любовь» – это советский вариант Лолиты, когда зрелый журналист-международник Борис готов бросить к чёрту свою карьеру и московскую супругу ради пятнадцатилетней сироты, стройной, длинноногой, плоскогрудой, с простым плебейским личиком.
«Каникулы» – это воспоминания взрослого Тодоровского о своём одесском детстве, воплощённые в образе мальчика Валеры, приехавшего к деду и бабке. Нет, это не «Зеркало», просто несколько заводных эпизодов, которые ничуть не утяжеляют картину, но придают ей приятный привкус сентиментальности, пробуждая давно похороненное в глубинах памяти возбуждение, которое вызывали старшие девчонки – ещё не женщины, но где-то рядом, когда толкотня и возня – это чуть большее, чем толкотня и возня.
«Клан» – это погружение в быт еврейской семьи (квалификация «еврейская» – не хмурая юдофобская догадка: одна из сцен картины посвящена драматическому выявлению подспудной этнической идентичности, когда привыкшие считать себя бесплотными и советскими люди вдруг с неудовольствием обнаруживают свои корни, от которых уже не отмахнуться), где папа, мама и три дочери с зятьями образуют замысловатый человеческий орнамент.
Соответственно, каждый из пластов таит в своём нутре полезный для зрителя урок. Первый из которых заключается в том, что идея кросспоколенческого романа порочна по своей сути и бросаться в омут с криком «Я с ней чувствую себя живым!», как это делает подвыпивший Борис, не стоит, ибо жертвы его никто не оценит.
Девушка Ира, которую притомило существование в качестве сиделки, домработницы, няньки, кухарки, уборщицы для трёх оглоедов – брата, отца и деда, готова забраться под любого яркого мужчину, только бы он был не из её околотка.
Сегодня она спешит отдаться заезжему москвичу, потому что он полностью упакован и даже на пляж отправляется в заграничных шмотках, а курит только сигареты с фильтром, завтра же она с такой лёгкостью сойдётся с третьим помощником капитана, которому очень идёт бежевый форменный пиджак.
И упрекать Иру в ветрености бессмысленно, ибо жизнь коротка и надо ловить секунды счастья, пока не превратишься в тётку Раю, которая тоже была кобылицей с искрящим взглядом, да укатали её три дочери и тридцать лет супружества.
Урок второй. У всякого мальчика должен быть отец, ибо отец – это не просто родитель, но первый и самый важный друг, который всегда поймёт и поддержит. Борис с Валерой, на их удачу, оказываются в Одессе без матери и потому живут исключительно душа в душу – купания, дуракаваляние, ночные рыбалки и полное отсутствие скандалов, ссор, хмурых взглядов, дурного настроения, истерик, визгов и дежурных слёз.
Это просто два пацана, один постарше, другой помладше, которых ничто не разделяет и оттого они не намерены пить друг другу кровь и портить отдых. Идеальная пара, не отравленная присутствием матери, которая сумела бы превратить эти чудесные каникулы в адские недели, истерзав ближних своей завистью к чужому простому счастью: «Какая рыбалка? Вы с ума сошли? Это же опасно! Я категорически запрещаю». Женщина – это враг хорошего мужского отдыха.
Урок третий, политический. Тодоровский снимал картину про евреев и, видимо, хотел показать своих героев с солнечной стороны, однако то, какими они получились, вызывает неудобные вопросы – но не к режиссеру, а к вождям Советского Союза, всячески препятствовавшим эмиграции в Израиль.
Если судить по фильму, приняв большую семью Давыдовых за типичных представителей еврейской национальности, то перед властями СССР должна была стоять задача не удержания двух миллионов своих сограждан от отъезда, а, наоборот, мягкое и не слишком его стимулирование, вежливый, так сказать, юденфрай.
Ибо перед нами такой змеиный клубок, составленный из предателей, склочников, потаскух, выжиг, лжецов, интриганов, доносчиков, трусов, спекулянтов, рвачей, лицемеров, сквалыг, ничтожеств, что дальнейшее пребывание их в первом социалистическом государстве ставит существование этого государства под прямую угрозу. С таким контингентом СССР точно не устоять, что, впрочем, и случилось.
Отягощает это неприятное впечатление перманентный переход старшего поколения Давыдовых на идиш. То ли этот дериватив немецкого изначально не отличался мелодичностью, как это бывает с нелюбимыми детьми («Нас вынудили говорить на нём, как вынудили есть хлеб изгнания, а настоящая наша речь – иная»), то ли артистам Ярмольнику и Розановой не удалось справиться с игрой на совершенно чужом языке, но этот лай, в котором с болью узнаёшь прекрасные германские глаголы, исковерканные столетиями местечкового пленения, делает отторжение от героев окончательным.
Словом, перед нами отнюдь не рядовая и не проходная работа, к которой имеет смысл возвращаться, хотя бы ради того, чтобы порадоваться за Тодоровского, сумевшего снять свою ленту в Ростове-на-Дону и Таганроге, тем самым избежав открыточной пошлости, которой в обширной одесской фильмографии предостаточно.
Тодоровский кинематографически похитил Одессу у Украины – и это по-своему символично. ОНР – дело будущего.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    «Пришла и говорю». Этот музыкальный фильм с участием Аллы Пугачёвой отнесли к числу худших картин 1985 года, несмотря на неплохие прокатные…

  • (no subject)

    «Опасный элемент». Биографическая картина о Марии Склодовской-Кюри, от которой не ждёшь ничего особенного, ибо подобный жанр давно и хорошо…

  • (no subject)

    Фильм «Бриллианты для диктатуры пролетариата», снятый в 1975 на студии «Таллинфильм» Григорием Кромановым – один из тех нечастых примеров, когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment