Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Про российскую власть
давно замечено: рутинные обязанности она несёт не слишком исправно, но вот с большим важными проектами, которые носят имиджевый характер, справляться умеет. Однократное напряжение сил и мобилизация всех ресурсов вполне удаются российской власти.
Так было и с Сочинской олимпиадой, и с форумом АТЭС во Владивостоке, и с Чемпионатом Мира по футболу в 2018. Нынешний кризис с COVID-19 не стал исключением. Что сегодня важно для власти? Показать, что Россия, в сравнении с другими государствами, несмотря на свой огромный размер, это – тихая гавань.
Как это сделать? Снизить количество умерших до двухзначных чисел, чтобы на фоне погибших в Европе, Америке и Азии тысяч наши десятки смотрелись эффектно и выигрышно. Только образцовое государство способно на такое, следовательно, Россия, которую по привычке считают убогой и отсталой, и есть такое образцовое государство, руководимое высококвалифицированной командой управленцев.
В принципе, возражать против этой амбициозной цели невозможно: в условиях информационного давления на авторитарный режим Кремля любые контрмеры хороши. Когда в демократиях повальный мор, путинская диктатура – прочнее скалы.
Советский Союз тоже использовал успехи здравоохранения в контрпропагандистских целях; Куба продолжает это делать до сих пор, окормляя своими эскулапами не только Карибский бассейн, но и заокеанскую Италию.
Единственная заковыка – цена вопроса. До сих пор Кремль справлялся со своими гранд-проектами самостоятельно: хватало государственной казны и прочих ресурсов. Однако на сей раз ситуация оказалась более сложной, ибо, в отличие от всех предыдущих случаев, в решение этой задачи втянулось фактически всё население России.
Прежде, если и страдали интересы частных граждан, котором приходилось поступаться удобством или имуществом, круг лиц был относительно невелик: сотни, максимум тысячи пострадавших, на которых всегда можно было махнуть рукой, сославшись на то, что государственная нужда важнее.
Теперь, когда талантливо изобретённая в Москве самоизоляция, которая по сути – карантин, а по форме – не имеющие юридических последствий рекомендации, распространяется по России быстрее, чем сам COVID-19, от которого она, собственно, и призвана сберечь, это тягло будет нести уже каждый россиянин.
Иначе говоря, за амбиции власти предстать на мировой арене в выгодном свете расплачиваться приходится нам всем – в лучшем случае только вынужденным домоседством. Это уже не Сирия, которую общество простило своему лидеру, остро желавшему войти в высшую лигу международной политики, и даже не Афганистан, несмотря на сотни тысяч прошедших через него военнослужащих.
Следовательно, меняется не только масштаб нашей вовлечённости в имиджевые игры власти, но и само политическое участие. Россияне волей-неволей оказались тотально мобилизованными – метафора войны с вирусом внезапно получила конкретное воплощение – что влечёт за собой, по крайней мере, должно, изменение обязательств самой власти.
Грубо говоря, что она может нам предложить в ответ за то, что мы дисциплинированно сидим дома. Разговоры про избавление от чудовищной угрозы очередной чумы XXI века, даже со ссылкой на впечатляющие данные из Италии, и прежде имели немного эффекта (угроза должна ощущаться непосредственно), а после объявления весеннего призыва вообще смотрятся неискусной разводкой.
И как же на него отвечает власть? Вместо обещаний скорых послаблений, ослабления гаек и отпускания вожжей, нам грозят стремительным введением системы тотального контроля, которая коснётся самых элементарных потребностей – вплоть до запрета на выход на улицу без соответствующего разрешения.
Это довольно любопытная технология взаимодействия с обществом, которая, впрочем, отчасти оправданна предыдущей пассивностью этого самого общества, покорно встречавшего все рискованные инициативы и новации, не исключая и последнего по времени, но отнюдь не по дерзости обнуления.
Кремль, очевидно, полагает, что и на этот раз отпора не будет: граждане рассредоточены, побухтят-побухтят, а там и карантин отменят, всё забудется, когда навалятся новые заботы. Однако будет интересно отследить, как россияне отреагируют на этот травматический опыт, который, конечно же, не получится наскоро избыть.
Ближайший рубеж замера – всенародное голосование за поправки к Конституции. Если оно состоится, разумеется.
Tags: Политика
Subscribe

  • (no subject)

    Задумался, отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего…

  • (no subject)

    Чем важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного…

  • (no subject)

    Главным проблемоприобретателем нынешнего кризиса оказывается, безо всякого сомнения, Владимир Путин. Проблем этих на текущий момент насчитывается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments