Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
«Красный рассвет».
Во второй половине 80-годов прошлого века в отечественной печати этот фильм был настоящим жупелом: многочисленные статьи, рассказывающие о культивируемой в США ненависти к СССР, рисовали «Красный рассвет» чем-то совершенно запредельным в своей агрессивности и гнусности.
Наверное, тогдашние журналисты были правы, тем более что и сам фильм давал для такой оценки вполне убедительный повод: вторгшиеся в пределы Америки советские войска изображались кровожадной саранчой, отвратительными садистами и бездушными душегубами, по сравнения с которыми Вермахт и даже СС – образец корректности и соблюдения Женевских конвенций.
Однако, пересматривая сейчас «Красный рассвет» и отдавая должное неприязни создателей к красным гуннам, трудно отделаться от впечатления, что перед нами очень герметичный для всякого находящегося вне актуального американского контекста фильм, который назначен быть весомым аргументов в длительном внутреннем идеологическом споре, а Soviet invasion – это лишь повод к разговору.
И действительно, если ненадолго элиминировать ключевое событие картины – торжество антикоммунизма на широком экране, – то перед нами предстанет очень жёсткий и недвусмысленный антиэтатистский памфлет, попадающий в свою аудиторию.
Итак, Советский Союз и его сателлиты, Куба с Никарагуа, осуществляя давний план Адольфа Гитлера, нападают на Соединённые Штаты. Что становится ответом на эту самую страшную угрозу в истории США? «Вставай, страна огромная»?
Ничуть ни бывало. Агрессия русских и латиносов буквально обрушивает всю систему государственной власти этой некогда сверхдержавы. Ни федеральные министерства и агентства, ни правительства штатов, ни местные администрации ничего не предпринимают для того, чтобы спасти глубинную Америку от врага.
Нет ни Вооружённых сил, ни Национальной гвардии, ни полиции графств, ни шерифов, как отсутствуют и представители разветвлённого разведывательного сообщества. Городок в Колорадо быстро сдали русским и тут же про него забыли – словно его никогда на карте страны и не было.
Единственный представитель власти, местный мэр, который должен вроде как поднимать горожан на борьбу с оккупантами, оказывается первым коллаборационистом, пытающимся договориться с русскими, чтобы те меньше злодействовали.
Да, где-то на Миссисипи идут бои, да, Калифорния продолжает держаться, но здесь, в Колорадо, Советы победили окончательно и бесповоротно: американское государство просто испарилось – не в три дня, в три часа.
И кто же бросает вызов врагу – ушедшие в подполье армейские ветераны многочисленных зарубежных кампаний, начиная от Крестового похода в Европу, агенты ФБР, перешедшие на нелегальное положение, полицейские, закопавшие значок и переодевшиеся в гражданку?
Нет, это сделали школьники выпускных классов, тинейджеры, которым ещё нельзя голосовать и покупать спиртное, но уже можно умирать за Родину, смывая нанесённый ей позор. Возникает небольшой отряд, который называют «Росомахами» – как футбольную команду. «Росомахи» принимаются громить русских и кубинцев, их популярность растёт, а вот численность нет.
Горожане предпочитают бороться за свободу на расстоянии – несмотря на продолжающиеся репрессии, переходящие в откровенный террор. «Росомахи» в буквальном смысле одни. Единственное пополнение – сбитый лётчик-истребитель – вливается в их состав случайно. Помощи ждать неоткуда: по слухам, подмогу обещали только весной, когда снег сойдёт на перевалах.
Понятно, что в такой ситуации держаться «Росомахи» могут лишь за счёт авторского произвола: в реальности, при полной апатии населения и налаженной работе контрразведки, с ними бы справились ещё в прологе.
Но даже авторское подыгрывание не всесильно: отряд несёт потери, кольцо сжимается, зондеркоманды идут по пятам. Командир принимает решение распустить «Росомах». Двое, кому суждено выжить, отрпавляются на запад в Калифорнию, двое, прикрывая отход товарищей, устраивают дерзкую диверсию, которая становится их прощальным аккордом.
И вместо традиционного и ожидаемого финала – подъём национального флага в освобождённом городке и торжественный митинг – перед нами довольно мрачная, совсем не типичная для патриотического кино концовка: враг не побеждён, герои, напротив, погибли.
Не добавляет оптимизма и эпилог, в котором показывается стела в память о павших «Росомахах». Судя по её появлению, русских всё-таки вышвырнули, но текст, в котором говорится об отдавших свои жизни детях, звучит приговором – не для агрессора, но для всей взрослой Америки.
Таким образом, «Красный рассвет» – это не антисоветский фильм (с таким же успехом на роль злодеев могли претендовать ксеноморфы, просто для 1984 удобнее было облачить антагонистов в униформу Восточного блока), но антивашингтонский, направленный против Системы и истеблишмента.
Когда разложилась сама государственная ткань, когда распался сам правительственный механизм, спасти Америку могут только её граждане, рядовые, простые, скромные, соседские парни и девушки, не обладающие особыми талантами, не блестящие, но верные своей стране.
Так было в годы Войны за Независимость, когда, до появления регулярной армии, на борьбу поднялись простые колонисты, составившие первое ополчение против тогдашних красных. Так будет и сейчас – если американская власть не продолжит своё самоубийственное наступление на гражданские свободы.
Потому совершенно неудивительно, что взорвавший федеральное здание в Оклахома-сити Тимоти Маквей вдохновлялся именно «Красным рассветом»: главный враг американского народа не в Москве или Гаване, он – в округе Колумбия.
В России иные культурные традиции, здесь к государству относятся с меньшим подозрением и большим почтением, но, если пытаться проводить параллели – в смысле антиэтатистского пафоса, – то на память сразу приходит «Ворошиловский стрелок», где мы тоже видим самоустранение государства и вынужденного заполнять вызванный этим вакуум человека.
«Росомахи» никогда не думали партизанить, Иван Афонин никогда не думал мстить. Но иногда обстоятельства драматически меняются.
Tags: США
Subscribe

  • (no subject)

    Очередная круглая годовщина Декабристского путча сопровождалась, как и положено в таких случаях, дискуссиями о том, что было бы, коли мятежникам…

  • (no subject)

    О советской цензуре. Читаю вышедшую во второй половине 70-х годов прошлого века в респектабельнейшем издательстве «Наука» книжку, чей тираж, менее…

  • (no subject)

    Послесловие к «Французу». Поскольку без недостатков и недоработок обойтись невозможно, то вот мои претензии к картине Смирнова, которые, конечно, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments