Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Любопытный
пример того, как происходит управление собственными воспоминаниями.
Книга Валентина Зорина, известного советского журналиста, телеведущего, зубра и монстра информационного противостояния между Востоком и Западом, исключительно талантливого криптолиберала, «Неизвестное об известном».
Фрагмент главы, посвящённой работе в ООН, в котором речь идёт о знакомстве Зорина с Юрием Гагариным. Гагарин вместе с Валентиной Терешковой приехал в октябре 1963 в Нью-Йорк, дал пресс-конференцию, после которой состоялся приём в его честь.
Во время приёма Гагарин подошёл к Зорину и попросил показать город. Незаметно выскользнув, журналист и космонавт отправились на Бродвей, где, погуляв и посмотрев, посетили представление одного из тамошних театров, в котором главную роль исполняла Лайза Миннелли, «только что получившая мировую известность».
Минелли, два с половиной часа державшая зал, демонстрируя чудеса собственного певческого и танцевального дарования, Гагарину понравилась, но фурора не произвела, что Валентина Зорина задело.
Зато год спустя, когда Юрий Алексеевич увидел фильм «Кабаре», он признал за Минелли её выдающиеся достоинства, совершенно успокоив Зорина, а заодно и читателей, которых тоже должно было неприятно кольнуть снисходительность Гагарина к этой ярчайшей звезде американской сцены.
Однако рассказанная с присущим Валентину Сергеевичу изяществом и блеском история вызывает некоторые сомнения. И дело тут отнюдь не в том, что побег журналиста и космонавта вдвоём на вечерний Бродвей и возвращение под утро маловероятны.
И действительно, куда смотрели сопровождающие Гагарина люди в штатском, когда национальное достояние Советского Союза, его самый знаменитый гражданин вдруг растворяется в кварталах города Жёлтого дьявола?
Я не говорю о прямой угрозе здоровью, жизни или репутации Гагарина (прекрасный заголовок «Первый человек в космосе подрался с первым пьяницей квартала»), речь о более приземлённом: внезапно исчезнувший космонавт мог просто перебежать к американцам, попросив убежища. Да, у него в Союзе оставались жена и дочери, но прецеденты такого рода уже были, и потому вряд ли чекисты ослабили хватку, решив, что в здании ООН точно ничего не должно случиться.
Кроме того, по возвращению из загула, на Гагарина и уж точно на самого Зорина обязаны были навалиться проблемы – начиная от местного куратора из органов и по цепочке до Громыко и выше; однако ни о чём таком мемуарист не сообщает, хотя сказочные звездюли, которые привели бы к перерыву в успешной карьере, вряд ли бы изгладились из памяти…
Нет, тут смущают иные детали. И опять же не путаница в датах. Фильм «Кабаре» вышел в феврале 1972 года, иначе говоря, Гагарин не мог посмотреть его ни в «следующем», 1964-м, ни вообще, когда-либо, поскольку погиб 27 марта 1968.
Дело в другом. Осенью 1963 Миннелли не могла быть ни мировой кинематографической звездой, которой её сделала картина «Кабаре», ни даже местной театральной. В том сезоне семнадцатилетняя Лайза только дебютировала на нью-йоркских подмостках. Премия «Тони», которая могла обратить внимание Зорина на молодую артистку, была ещё впереди.
Таким образом, если принять версию мемуариста, что поход в театр всё же состоялся, они с Гагариным отправились смотреть никому неизвестную премьершу Лайзу или как её там, которая отнюдь не была театральной достопримечательностью.
Соответственно, Зорин не «угощал» Гагарина «самой Миннелли», как это делают с уважаемыми визитёрами, на которых хотят произвести впечатление, продемонстрировав всё лучшее, что есть в этом городе, а потому не мог огорчаться из-за прохладной реакции: «Как, и это вся ваша Миннелли?»
Потому, если, повторюсь, Гагарин вместе с Зориным был на бродвейской постановке, то, скорее всего, в главной женской роли там выступала какая-то блёклая Пусси Ноунейм, говорить о которой сорок лет спустя было совсем не с руки.
Единственное же имя, которое знал российский читатель, было имя Лайзы Миннелли, вследствие чего она и попала в зоринский рассказ, причём это было тем удобнее, что сюжет получилось продлить дольше, чем на один вечер, введя в повествование фильм «Кабаре», который тоже не был чужим для читателя.
Я не хочу ни в чём упрекать Валентина Зорина. Мне интересно, как работает сам механизм сочинительства. Что было на самом деле? Вероятно, действительно Гагарин попросил показать Нью-Йорк.
Втроём (кроме него и Зорина, ещё неназываемый топтун из Конторы) прокатились по улицам. Остановились на Бродвее. Гагарин, как о том пишет Зорин, купил сувениров в лавке, после чего вернулись назад.
Писать об этом скучно, нужна история. Дальше разыгрывается воображение. Бродвей, значит, театр. Театр, значит, Миннелли. Миннелли, значит, «Кабаре». Остаётся только грамотно скомпоновать элементы, выдав короткий, но насыщенный поворотами эпизод.
И, в принципе, у Зорина всё получилось: судя по тому, что книга вышла в 2000, у редакторов этот сюжет вопросов не вызвал. Засада возникла позднее – с развитием диджитализации, когда достаточно нескольких кликов, чтобы проверить детали CV Миннелли (либо английский оригинал, либо его усечённый перевод на русский) и изумиться дерзости Валентина Сергеевича, мощно, почти как Остап Бендер со Шмидтом, подправляющего биографии Первого космонавта.
Tags: США
Subscribe

  • (no subject)

    Завязавшийся было в социальных сетях спор о том, кто именно должен возглавлять столицу – москвич не в первом поколении или понаехавший, можно решить…

  • (no subject)

    Чем полезна история с реновацией для текущей российской политики? Тем, что она окончательно вычеркивает из списка потенциальных наследников одного…

  • (no subject)

    Почему нынешнее общественное противостояние по поводу сноса пятиэтажек в Москве производит такое грустное впечатление? Потому что та сторона,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments