Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
Чем
важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного гражданина».
До этой весны такая модель встраивания Владимира Путина в постпутинскую конфигурацию политической системы представлялась если не совершенно естественной, то, по крайней мере, довольно вероятной.
Наступает 2024. 7 мая Путин передаёт свои полномочия отобранному им преемнику, после чего удаляется в государственную резиденцию Ново-Огарёво, чтобы оттуда внимательно присматривать за работой сменщика, оперативно вмешиваясь и поправляя, если тот чересчур резко станет двигать штурвалом.
Основой этого вмешательства будет не конкретное место во властной иерархии, которое займёт Путин – пожизненный сенатор или председатель Государственного совета – но исключительно его высокий авторитет и сохраняющаяся любовь и признательность граждан.
Постпутинский Путин по-прежнему будет политиком России номер один, чей рейтинг уверенно и постоянно станет превышать рейтинг действующего президента, вследствие чего тот не сможет предлагать решения, вызывающие путинское неудовольствие.
В противном случае, Владимир Владимирович прямо может прямо обратиться к нации, и нация, единая со своим неформальным лидером, всегда вернёт на торную дорогу заплутавшего действующего президента, предупредив более внимательно прислушиваться к мнению старших.
Однако события последних недель показывают, что никакой такой идиллии в 2024 ожидать не стоит. И дело тут отнюдь не в падении популярности самого Путина по итогам первых по-настоящему серьёзных общероссийских испытаний.
Вполне возможно, что новый президент России поначалу действительно будет проигрывать Путину в народной любви и признании, тем более что двадцатилетнюю привычку никто не отменял: «Я с этим человеком вырос и успел состариться».
Нет, причина нереальности модели «Могущественный гражданин» сугубо институциональная. Сейчас складывается парадоксальная для всех двух десятилетий путинской эпохи ситуация, когда глава государства, облечённый всеми возможными полномочиями, оказавшись взаперти в условиях карантина, начинает проигрывать в значимости руководителям регионов.
Власть постепенно утекает из них одних рук в другие. И это – не чей-то заговор, но суровая реальность. Власть принадлежит тому, кто решает, за кем остаётся последнее слово. Сейчас по факту это последнее слово перемещается от ново-огарёвского затворника к губернаторам.
Безусловно, в этом можно углядеть хитрый манёвр (Путин нарочно подставляет под недовольство граждан региональную элиту, чтобы отвести от себя негативные эмоции), но опасный прецедент уже создан.
Путин теперь уже не царь, бог и воинский начальник в одном лице, но всего лишь контур на мониторе, который санкционирует чужие постановления, сохраняя тем самым формальную субординацию.
Как это ослабление выглядит на практике? Если, взяв для примера Москву, Путин не способен отменить ограничения самоизоляции, несмотря на массовые призывы, то главным человеком для москвичей де-факто оказывается Собянин.
Да, Путин был и остаётся президентом России, но выпустить горожан из карантинного пленения он не может, а значит, президентом в Москве он уже не является: его слово не звучит последним, есть тот, кто стоит над ним самим.
И это разжижение путинской власти происходит тогда, когда, повторюсь, все рычаги и полномочия, которыми, согласно Конституции, обладает глава государства, у Владимира Владимировича есть: он может снимать и назначать магистратов, перераспределять и раздавать деньги, не говоря уже о прямом применении вооружённой силы.
Ничего этого не будет у Могущественного гражданина, чьё влияние покоится сугубо на моральном капитале. Потому очевидно, что, расставшись с должностью в 2024, Путин стремительно превратится в политического пенсионера – не заурядного члена Совета Федерации, конечно, но где-то совсем рядом.
Отодвинутый от державного штурвала, Путин попросту перестанет быть нужен. Не СМИ, которые с удовольствием станут публиковать комментарии отставника, если тот согласится их давать, но политической элите: «Нужно заходить через других людей, этот – всё».
Соответственно, уже сейчас перед Путиным непростая дилемма: продавливать обнуление президентских сроков с пролонгацией своего пребывания в Кремле или согласиться на прозябание в тени после 2024, ибо играть самостоятельную игру, как это некогда пытался сделать Горбачёв, ему никто не позволит.
Tags: Политика
Subscribe

  • (no subject)

    «Легионы». 42-й Московский кинофестиваль в программе «Русский след» показал в своём роде исключительный фильм Дариуша Гаевского, посвящённый, как…

  • (no subject)

    Сколько волка ни корми… Проблемой русского человека является его природный гуманизм и наивное стремление примириться с вековечным врагом – исходя из…

  • (no subject)

    Если сейчас – много задним числом – отыскивать ту дату, после которой история Польши двинулась непоправимым и трагичным образом, то, среди прочих…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments