Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Фильм «Куба»
режиссёра Ричарда Лестера считается, и совершенно справедливо, провальным, однако знакомство с ним может быть полезным, ибо оно позволяет расставить точки над «i» в вопросе о том, должен ли быть художник политически ангажированным или, напротив, равноудалённым от забот и страстей.
«Куба» сделана человеком, который относится ко второй категории, и именно это обстоятельство предопределило печальную судьбу картины; слабый сценарий тоже сыграл свою роль, но, учитывая актёрский состав и знойные локации, не основную.
Лестер, англосакс, рассказывающий историю о креолах, решил поставить себя над схваткой, сознательно избегая демонстрировать свои симпатии и поддержку. Лестер вроде бы находится на Кубе конца 1958, когда режим Батисты вот-вот падёт под ударами революционных войск, ведомых темпераментным Кастро, но делает всё, чтобы никоим образом не ассоциироваться с происходящим.
Грубо говоря, он – единственный, кто в белом фраке, на этом вымазанной кровью и дерьмом арене, в которую превратился некогда прекрасный остров. Действующее правительство – коррумпированное, неэффективное, жестокое, проигрывающее войну каким-то бородачам – отвратительно, не заслуживает сочувствия и рано или поздно должно рухнуть.
Закономерная гибель его не вызывает у зрителя никакого возражения: действительно, генералы, озабоченные сбором денег за парковку что твой Ликсутов, хотя кубинцы куда человечнее московского чиновничества из Департамента транспорта, в тот момент, когда враг буквально у ворот Гаваны, обречены.
Потому естественно в таком случае болеть за их супротивников – не жалеющих свои и чужие жизни повстанцев, которые, по крайней мере, чисты и не алчны. Однако у Лестера и для них не находится доброго слова: барбудос дебиловаты, комичны, попросту ничтожны.
Это, впрочем, ещё не преступление: Лестер имеет полное право презирать революционеров и отрицать за ними право на власть и социальную инженерию, – но уже ошибка: продемонстрировав ничтожность протагонистов и антагонистов, режиссёр обессмысливает собственную работу.
Ведь если у нас с обеих сторон действуют образцовые придурки и негодяи, которых совершенно не жалко, пусть убивают друг друга сколько душе угодно, то какой смысл для зрителя вообще погружаться в происходящее?
Зритель должен, повинуясь воле режиссёра, даже если он прежде придерживался иных взглядов, поддерживать и переживать за того, кто назначен главным героем, и свидетельством особого мастерства станет, если красная аудитория будет, например, болеть за рушащее президентство Батисты, а аудитория консервативная – поверит на мгновение в благотворность левого переворота.
Однако ничего такого не происходит, а мечущиеся по экрану недотыкомки только усиливают недоумение: «Зачем мне всё это видеть?», ибо, чтобы презирать действующих лиц кубинской свары, мне не надо даже знакомиться с картиной.
Лестер эту свою слабость чувствует, потому на первый план выдвигает любовную коллизию: встретившиеся после пятнадцати лет разлуки британский майор и соблазнительная Александра-Алехандра обнаруживают, что восхитительная ночь – это ещё не повод, чтобы переменить налаженный уклад, любовники приходят и уходят, а пищевой концерн с миллионными оборотами – это до самой старости.
Коллизия – глубокая и любопытная сама по себе, ибо оркеструет вечную тему «Чувства и рассудительность», но для её развёртывания совершенно не надо устраивать весь этот тарарам на острове Свободы, мужская наивность может споткнуться о женскую скаредность где угодно – в тех же континентальных США.
Потому, подводя итоги после того, как пошли финальные титры, ты, будучи режиссёром, можешь занимать любую позицию: защищать развращённых министров Старого режима, ибо то, что придёт ему на смену в виде авторитаризма бедных и честных ещё хуже, радоваться уничтожению буржуазного порядка, ибо эту скверну, учитывая латиноамериканскую специфику, никак иначе не одолеть, какую демократию ни строй – всё равно получится хунта.
Единственное, чего нельзя, – скрывать своё авторское отношение, отговариваясь брезгливым: «Игра была равна». В кинематографе, к сожалению, нет равной игры, доказано Ричардом Лестером.
Tags: Искусство
Subscribe

  • (no subject)

    Максима «Бойтесь своих желаний: они могут сбыться» ещё раз подтвердилась, теперь уже кровавым и трагическим образом в истории Анастасии Ещенко,…

  • (no subject)

    Фильм «Горькая луна», который можно было бы истолковать как проповедь гуманизма, в действительности хорош иным, ибо на его примере барышни, из числа…

  • (no subject)

    Патриархальные ценности сейчас, сообразуясь с духом времени, принято третировать, но, если присмотреться, настолько уж они ужасны, как о том любят…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments