Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Фильм
«Бриллианты для диктатуры пролетариата», снятый в 1975 на студии «Таллинфильм» Григорием Кромановым – один из тех нечастых примеров, когда экранизация превосходит оригинал, причём довольно значительно.
Мне очень хотелось бы поставить это в заслугу именно кинематографисту, хотя, скорее всего, дело тут в авторе сценария: Юлиан Семёнов получил шанс переписать собственный роман, так сказать, сделать капитальный второй драфт, и этот шанс не упустил.
Если обратиться к книге, то легко обнаружить, помимо общей рыхлости композиции, её москвоцентричность. Да, события части глав разворачиваются в столице недавно ставшей независимой Эстонии, но не они определяют нерв и настроение повествования.
Ленин, Сталин, Дзержинский, Яков Юровский и ещё целый сонм действующих лиц находятся в Москве, и именно московская фабула оказывается определяющей для развития сюжета: таллинская явно находится на вторых ролях.
В ходе экранизации эту иерархию переменили, переписав основную интригу. В книге стержень истории – разоблачение кражи ценностей из Гохрана, приобретающее не только сугубо уголовное, но и политическое значение. В фильме – срыв заговора зарубежных ювелиров, отказывающихся покупать бриллианты из Советской России, чтобы лишить коммунистов валюты.
Эта смена акцентов, безусловно, пошла на пользу и потому, что ввела гуманитарное измерение: главный герой едет в Ревель прорывать антисоветскую блокаду прежде всего, а уже потом искать улики на злодеев; и потому, что позволила избежать будирования очень скользкой темы – коррупция в государственном аппарате.
В фильме преступников двое – работники Гохрана Шелехес и Пожамчи; в книге круг этот куда шире. Помимо упомянутых двух, туда входят директор Гохрана Левицкий, направленный из Рабкрина проверяющий Газарян, председатель трибунала Балтийской дороги Прохоров, секретарь того же трибунала Сорокин. По ходу пьесы замешанной оказывается вторая проверяющая из Рабкрина Козловская, подкупить пытаются председателя Московского трибунала Тернопольченко, а заместитель наркома финансов Альский выступает резко против вмешательства чекистов в дела Гохрана.
Четвёртый год революции, а зараза проникла прямо в большевистскую верхушку, зацепив не только исполнительную, но и судебную власть, причём это происходит не на периферии, где коммунисты с голодухи барыжат конфискованной снедью, но в столице – среди проверенных-перепроверенных, обеспеченных жильём и пайками.
Да, в книге негативное впечатление от такого размаха коррупции смазывается цитированием распоряжений Ленина о беспощадной борьбе с подобными явлениями, особенно если в них оказались вовлечены коммунисты; но на экране такого не выйдет: среди ограниченного количества действующих персонажей – вдруг плотный костяк негодяев с билетом РКП(б). И это не налётчики с фомками – пережитки царского времени, стакнувшиеся с белогвардейцами, а потому исторически обречённые.
Кроме того, перенос действия и невнятное изображение сезона (то ли ранняя весна, то ли поздняя осень) позволил уйти от строгой хронологии, которая, несмотря на все усилия Семёнова её размыть, в книге всё же возникала.
Если читать внимательно, то временные рамки романа: середина марта – начало мая 1921. Позже нельзя: Исаев в следующем романе «Пароль не нужен» отправляется на Дальний Восток. Раньше тоже не получится: в тексте упоминается введение НЭП и Десятый съезд партии.
Почему это хорошо? Потому, что Юлиан Семёнов, замыкая себя волей-неволей в этот промежуток, обязан реагировать на важнейшие события этого промежутка, к которым относится заключение мира с Польшей, Кронштадтский мятеж и восстание в Западной Сибири.
Про мир с Польшей, подписанный в Риге 18 марта, не говорится вообще, хотя это выглядит довольно странно, поскольку в романе фигурирует польский полковник, сотрудник Дефензивы, решивший передаться большевикам.
Более того, есть загадочный эпизод, датированный 20 октября, получается, прошлого 1920 года, когда польская разведка намеревалась устроить провокацию в посольстве РСФСР в Варшаве, чтобы скомпрометировать русских, хотя какой смысл в этом, если боевые действия между державами ещё продолжаются?
Про мятеж балтийских матросов, который ещё – в первых главах – не подавлен, единственное упоминание ближе к финалу: мельком говорится про эсера Чернова, перебравшегося в Таллин – ближе к месту действия.
Хотя очевидно, что эта новость должна быть для эстонцев важнейшей, именно про Кронштадт должны выспрашивать у писателя Никандрова, выпущенного как раз в эти недели из Советской России: серьёзно или нет, удержатся ли большевики, когда «краса и гордость революции» от них отвернулась, или рухнут. Но нет: Никандров рассказывает о своём попутчике, решившем остаться в свободном мире, и это оказывается гвоздём программы.
Сибирское восстание же фигурирует – и довольно существенно. Семёнов придумывает яркий ход с бежавшими из Тобольской губернии повстанцами, которые пробираются в Китай, чтобы в районе Иркутска напороться на машину с комиссарами.
В фильме же, повторюсь, эти шероховатости вообще не заметны: мы следим за судьбой Исаева-Штирлица, а как это монтируется с актуальным политическим контекстом – дело десятое. Опять же показанный в первые секунды знаменитый плакат «Помоги!» отсекает лишние коннотации: в 1921 году много чего случилось, сосредоточимся на главном.
Словом, картина получилась весьма цельной, энергичной, атмосферной. Но главное, и не совсем ясно, чья тут основная заслуга – Кроманова или Семёнова, «Бриллианты…» сейчас воспринимаются как история о развилке, о нереализовавшейся альтернатива, как авторская попытка представить, что было бы, проиграй Сталин свою партию считанные годы спустя.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    «Пришла и говорю». Этот музыкальный фильм с участием Аллы Пугачёвой отнесли к числу худших картин 1985 года, несмотря на неплохие прокатные…

  • (no subject)

    «Опасный элемент». Биографическая картина о Марии Склодовской-Кюри, от которой не ждёшь ничего особенного, ибо подобный жанр давно и хорошо…

  • (no subject)

    Послесловие к КСЩ. Наверное, нападки на Бориса Волчека и его команду не совсем справедливы, ибо, апеллируя к идеальному сложению сюжета, не учитывают…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments