Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Чтобы
верно оценить, являются ли подписанные в ночь на 10 ноября соглашения об урегулировании конфликта в Арцахе поражением России или нет, следует точнее обрисовать контекст.
Неконтролируемые территории Азербайджанской республики складывались собственно из бывшей Нагорно-Карабахской автономной области и пяти районов центрального подчинения, которые составили пояс безопасности вокруг Арцаха по окончанию первой войны в 1994.
Эти пять районов, которые не были армянскими, составляли своеобразный обменный фонд, напоминающий аналогичный фонд у Израиля, возникший в 1967 как результат Шестидневной войны.
Принцип «Мир в обмен на землю» для Арцаха выглядел бы как «Земля в обмен на статус», который можно было реализовать, если бы не два серьёзных обстоятельства. Во-первых, неясность с самим понятием статуса, который армянская сторона видела как «признание полного суверенитета Арцаха», а азербайджанская – как «Очень культурно-ограниченная автономия».
Во-вторых, нежелание армян расставаться с теми землями, которые некогда входили в состав Великой Армении и теперь являются не временно занятыми, но фактически освобождёнными от вражеского присутствия.
При таких условиях (категорическая неготовность менять статус-кво с одной стороны и столь же категорическое стремление его переменить с другой стороны) всё упиралось, в конечном счёте, в простое соотношение потенциалов.
Армян уговаривали на сделку, они отказывались, в чём их трудно чисто по-человечески винить. «Почему двадцать процентов территории Азербайджана ваши? По какому такому праву?» «По праву сильного: мы можем эти двадцать процентов удержать и удерживаем». Спор этот мог быть разрешён только силой оружия – раньше или позже.
Соответственно, развитие нынешнего этапа конфликта, насчитывающего то ли три десятилетия, то ли все десять, распадается на две фазы. Первая – от начала боевых действий 27 сентября до коренного перелома. Вторая – от коренного перелома до нынешнего перемирия.
Дату коренного перелома можно варьировать – от взятия Гадрута до выхода к окраинам Шуши, однако, в любом случае, после того, как фронт обороны Арцаха стал разваливаться, вся прежняя конструкция «Это наше, потому что мы сильнее» обрушилась.
И речь пошла уже не о равноценном торге («Пояс безопасности в обмен на статус»), а о том, чтобы сохранить собственно Арцах или то, что от него за эти полтора месяца боёв осталось. Алиев, как бы к нему ни относиться, сумел в считанные дни перевернуть доску, кардинально поменяв расклады.
Что это означало для России – кроме понимания необходимости экстренного вмешательства, пока не стало совсем плохо (азербайджанская армия выходит на государственную границу, взяв всё)? Что у неё всего два варианта: либо прямое военное вмешательство, условная высадка сил быстрого реагирования в Степанакерте – со всеми вытекающими из этого юридическими, оперативными и геополитическими сложностями.
Либо уламывание Баку, который уже поймал кураж (бравурные сводки о продвижении войск были правдой; Алиев, делая подарок стране на День флага, не врал), остановиться и не добивать поверженного врага, позволяя тому сохранить лицо, а себе – пространство для манёвра.
Россия выбрала второе. За что уже получила обвинение в предательстве армянских интересов. Впрочем, если играть во взаимные обвинения, с тем же, если даже не с большим, основанием можно предъявить претензии армянской стороне, которая заняла жёсткую позицию («Не торгуйте нашими землями, мы всё решим сами!»), но вдруг стремительно посыпалась.
Следовательно, подписанные соглашения, предусматривающие удержание за населением Арцаха хоть каких-то территорий, это не триумф или прорыв российской внешней политики, это чудесное и энергичное выпутывание из серьёзнейшего кризиса, в котором Россия очутилась совершенно против своей воли, когда внезапно выяснилось, что две аксиомы закавказской политики («Армяне умеют воевать»; «Азербайджанцы не умеют воевать») больше не действуют.
P.S. Лавинообразный характер происходящего (ландшафт, бывший неизменным двадцать шесть лет, полностью преобразился в четыре декады) сам собой провоцирует на создание конспирологических версий и прочих многоходовок.
Например, таких, что Россия, которой необходимо было распутать отношения с Азербайджаном, когда главным камнем преткновения оказывалась неуступчивость армян, отвергающих любые существенные подвижки, всё это устроила намеренно, сыграв в три руки против Еревана и Степанакерта.
Причём зафиксированная неприязнь российского президента к армянскому премьеру не была причиной (государственные интересы выше любых личных предпочтений), но существенно облегчила принятие трудного решения: несимпатичным Пашиняном жертвовать проще, чем старым проверенным партнёром.
Как результат – ликвидирована субъектность армянской политической нации («Прежде научитесь выигрывать войны. Через пять лет у вас будет шанс реабилитироваться, тогда и посмотрим»); Азербайджан отстраивается от Турции («Всем спасибо, все свободны») и естественным образом поворачивается к Москве как к противовесу; демократическая модель государственного устройства в очередной раз показала свою неэффективность – в отличие от авторитарной («Хотите, чтобы они всё слили, как Пашинян в Карабахе?»)
Красиво звучит. Ах, если бы Кремль был способен на такое продуманное и результативное коварство!..
Tags: Кавказ
Subscribe

  • (no subject)

    Задумался, отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего…

  • (no subject)

    Чем важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного…

  • (no subject)

    Главным проблемоприобретателем нынешнего кризиса оказывается, безо всякого сомнения, Владимир Путин. Проблем этих на текущий момент насчитывается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments