Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:
Гейдар Джемаль
до последних своих дней был способен произвести сильное впечатление – харизматичный, суггестивный, могучий, резкий, властный муж, с презрением оглядывающий сборище карликов, среди которых он принуждён находится.
Но в 90-е годы Джемаль был по-настоящему опасен, ибо, помимо выдающихся внешних достоинств, он обладал ещё талантом проницательнейшего пропагандиста, точно знающего, на какие именно точки следует нажимать, окормляя свою аудиторию.
В то время, и Джемаль это чувствовал, пожалуй, как никто другой, у пребывавшего на периферии общественного внимания ислама, который до того воспринимался как этнически жёстко маркированная религия, вдруг появился шанс раздвинуть свой ареал, выйдя из регионального загона на всероссийскую сцену.
Шанс этот был порождён общей сумятицей тогдашней жизни, когда, наряду с экономическим, граждане переживали и мировоззренческий крах. Отказ от прежней советской идеологии и распад Сверхдержавы породили тот внутренний вакуум, который было необходимо каким-то образом заполнить.
Естественно, что самым простым способом заполнения было обращение к традиционным верованиям – прежде всего к православию. Но в момент этого обращения, которое совершалось отнюдь не мгновенно, человек, только что переживший ментальную катастрофу («Все прежние боги, которым мы поклонялись в течение трёх поколений, мертвы»), был слаб и потому открыт альтернативам – например, исламу.
Разумеется, для потенциального обращённого не тюркского и не кавказского происхождения на принятие мусульманства стоял некий блок, который следовало преодолеть. Именно преодолению этого внутреннего сопротивления и была посвящена деятельность Джемаля, которая, если судить по последствиям, оказалась в масштабах страны неуспешной, но при этом покоилась на очень крепком интеллектуальном фундаменте.
Наглядное представление о применяемых Джемалем техниках даёт его фильм «Ночь предопределения», где великолепно раскрываются все те крючки, на которые предстояло ловить славян, переживших самую крупную геополитическую катастрофу ХХ века.
Крючок первый. Джемаль понимает, что потенциальных обращённых не следует отталкивать с порога педалированием темы уникальности и превосходства ислама: мол, до Седьмого века человечество жило в грехе и слепоте и только пророк Мухаммед вывел людей к свету.
Нет, мягко начинает Джемаль, есть сущность более высокого порядка, чем ислам, это – авраамическая традиция, возвестившая миру подлинную религию – монотеизм. Потому собственно мусульманство ничего не изобретает, начав с чистого листа, и ничего не отменяет: оно лишь восстанавливает утраченную из-за множества наслоений и искажений истину.
Когда-то такой истиной обладали иудаизм и христианство, теперь – ислам. Но, повторимся, эти религии не враждебны друг другу, но являются частью одного могучего духовного потока, который мог со временем заглохнуть – если бы не появление Печати пророков.
Выведение на первый план авраамизма (Мухаммед – лишь продолжатель дела Авраама, отвергнувшего язычество и утвердившего единобожие) снимает изначальное предубеждение против ислама: мусульманство – это не абсолютно чуждая религиозная практика, как индуизм или зороастризм, но что-то близкое, едва ли не родное, тем более что мусульмане, как выясняется, чтут и Иисуса, и деву Марию.
Но это – план теоретический. Далее следует план практический – или второй крючок. Зачем современному человеку принимать мусульманство? Затем, что только мусульманство является той последней и единственной силой, способной противостоять глобалистской, мондиалистской диктатуре.
Прежде вызов мировому порядку бросил социализм, сознательно атеистическое учение. Именно поэтому – в силу внутренней слабости, духовной пустоты – социализм был уничтожен в считанные десятилетия, несмотря на все свои предыдущие успехи и триумфальное шествие по континентам.
А вот ислам его враги не могут сломать уже второе тысячелетие: вопреки всем попыткам, он всякий раз восстаёт из пепла.
Вот и в грядущей схватке с безбожным материалистическим глобализмом главным его противником будет единственный дееспособный носитель авраамизма – ислам: христианство, задавленное, коррумпированное, расколотое, утратившее энергию, на это не способно. Христианство – это уже история.
Сражаться с Мировым злом могут и будут только мусульмане, которые сохранили в неприкосновенности свою веру и не запятнаны коллаборационизмом и прочими низостями. За это им, кстати сказать, и мстят: посмотрите, какая кампания клеветы против ислама развязана в мировых СМИ. Но, как бы ни старался Иблис, победа останется за правоверными.
Сейчас, спустя двадцать с лишним лет, эта проповедь Джемаля вряд ли способны кого-то по-настоящему вдохновить, но тогда – в условиях эрозии Российской государственности, на фоне невероятного ичкерийского торжества, в атмосфере сознательного создаваемого противопоставления (прекрасные мужественные горцы с Кораном в сердце и полностью разложившиеся русские, которые не знают, за что сражаться) эти искусительные заходы могли смутить отдельные умы.
«Пусть Джемаль преувеличивает, пусть, как кулик, нахваливает свой ислам, но тогда почему магометане бьют нас повсюду – в Афганистане, в Таджикистане, в Чечне? Как Бог проявляет свою милость и свой гнев? Одним народам дарует победы, другим – поражения. Но если поражений – не одно, если их целая череда, то это значит, что вместо Бога теперь должен быть Аллах, который по определению за правоверных…»
Понятно, что пронять российскую толщу проповеди даже такого выдающегося проповедника, как Джемаль, сами по себе не могли; для того требовались совершенно убедительные доказательства в виде разгрома Российской армии во Второй Чеченской, когда бы даже самому упорному стало ясно, что мусульман одолеть невозможно.
По счастью, такого не случилось, но, пересматривая сейчас фильмы Гейдара Джемаля, которые могут показаться – в связи с давностью срока – безобидными фантазиями покойного идеолога, следует иметь в виду, насколько всё тогда держалось на сопле и верёвочке.
Tags: Религия
Subscribe

  • (no subject)

    Фильм «Кольберг», цветной, монументальный, эпический, подлинная вершина кинематографа Третьего Рейха, постигла печальная судьба: если бы в его…

  • (no subject)

    3 октября – тридцатилетие объединения Германии. Для немцев этот день, понятно, праздничный, а вот для нас? Сейчас, пересматривая фильмы исчезнувшей…

  • (no subject)

    Послесловие к «Собибору». Может показаться, что картина Хабенского плоха всем, однако это не так, поскольку даже из этих кинематографических руин…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments