Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Задумался,
отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего плохого!», ни приязни, ни сочувствия, ни понимания.
Дело тут, пожалуй, в моём личном травматическом опыте, уходящем прямиком во вторую половину 1980-х. Тогда я был, как и подавляющее большинство сограждан, оппозиционно и потому дерзко и смело атаковал Советское государство, полагая его абсолютно неуязвимым, совершенно всемогущим и невыносимо вечным.
Моё тогдашнее поведение было похоже на поведение капризного ребёнка, который, требуя, чтобы ему немедленно здесь и сейчас купили новую дорогую игрушку, дерзко объявляет матери: «Ты – плохая, я тебя не люблю!»
Ребёнок делает это спокойно, расчётливо и сознательно, справедливо полагая, что мать никуда не денется и рано или поздно уступит. Она, конечно, поломается, но, после таких слов, непременно сдастся.
Если не сдастся, можно будет упасть на пол и часто-часто забить руками и ногами, переходя на визг. Никакая мать, сколь бы ни была крепка её воля, не выдержит такой душераздирающей картины.
Нечто подобное я и мои сограждане испытывали на рубеже 90-х: Советский Союз вот-вот выполнит все наши требования, обеспечив каждого из нас полным набором благ, это огромное и невероятно богатое государство, у которого всё есть, надо лишь заставить поделиться.
Но Советский Союз повёл себя совершенно иначе, полностью сломав стереотипы. Никакой ребёнок, поднимая скандал, не ожидает, что мать, утомившись потоком претензий и слёз, просто скажет: «Хорошо, валяйся на грязном полу сколько хочешь – я ухожу».
И тут же исчезнет. Но не спрячется в другой комнате, чтобы разыграть обоюдно любимую сцену примирения, а действительно испарится, так что её не найдёшь ни в квартире, ни на лестнице, ни во дворе.
Пройдёт день, потом другой, потом третий. Станет ясно, что мать уже точно не придёт, а значит, надо как-то жить в этом незапланированном сиротстве. Советское государство исчезло точно так же – стремительно и бесповоротно.
С новым государством, которое заняло его место, капризничать и ныть было бесполезно. Нарисовавшаяся на пороге мачеха была лапидарна и честна: «Если ты мне откажешь, я просто умру!» – «Умирай: твоё существование не является для меня приоритетом».
Тот, кто прошёл через такое, поневоле становится осторожным ко всяким экспериментам: решительные перемены необязательно ведут к прогрессии блага, у истории вообще очень чёрное чувство юмора.
Tags: Политика
Subscribe

  • (no subject)

    Очередная круглая годовщина Декабристского путча сопровождалась, как и положено в таких случаях, дискуссиями о том, что было бы, коли мятежникам…

  • (no subject)

    О советской цензуре. Читаю вышедшую во второй половине 70-х годов прошлого века в респектабельнейшем издательстве «Наука» книжку, чей тираж, менее…

  • (no subject)

    Послесловие к «Французу». Поскольку без недостатков и недоработок обойтись невозможно, то вот мои претензии к картине Смирнова, которые, конечно, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments